21.04.2009 | 18:06

Выставка "От эскиза к движению"

Для знаменитого балета "Пламя Парижа", восстановленного Алексеем Ратманским на сцене Большого театра, художник по костюмам Елена Марковская сделала более 300 эскизов. Все они сами по себе представляют художественную ценность и вызывают ничуть не меньший интерес, чем сам спектакль. История создания обновленного "Пламени Парижа" представлена на выставке -"От эскиза к движению". Рассказывают "Новости культуры".

"Пламя Парижа" – третий балет, который Елена Марковская сделала с Алексеем Ратманским. Вообще-то она - дизайнер интерьеров, но в костюмную тематику включилась с удовольствием. Задание повышенной сложности – персонажей балета 140 - выполнила досрочно, за один месяц. Во главу угла поставила цвет. Крестьяне – нечто, приближенное к цвету земли, революционеры – в синем, красном, белом.

От длинного шлейфа у Марии-А Марии Антуаннеты нтуаннеты, который есть на эскизе, отказались. С ним тяжело танцевать. Но вот на цвете платья – вызывающе красном - художник настояла вопреки достоверности.

Елена Марковская, художник по костюмам: "… Она должна выделяться на фоне придворных. Она красная, хотя, скорее, красное – для русских императриц".

Сверхзадача, которую ставила перед собой Елена, показать эволюцию костюма – от барокко до ампира. Потому - одежда придворных отстает от эпохи Директории лет на 30. И здесь решили не отказываться от излишней пышности. Недопустимую для танца тяжесть костюма преодолели с помощью современных материалов.

Елена Марковская, художник по костюмам: "Костюм придворных с кринолинами. И делали из специальной проволоки. Хотя невозможно танцевать в кринолинах, но подобрали специальную проволоку".

Альянс костюмов с танцем сложился абсолютно.

Елена Будина, фотограф: "Более легкого, прозрачного, летучего спектакля я не видела".

"Пламя Парижа" вдохновило Елену Будину на фотосъемки. Хотя до этого она семь лет занималась только современным танцем. Поймать момент фуэте или па-де-де фотограф не стремилась. Хотела зафиксировать на пленку общую динамику.

Елена Будина, фотограф: "Этот момент – это костюмы гарпий. Я поняла, что что-то происходит. Это импрессионизм".

В каждой сцене Елена увидела ассоциации с живописью. С Рубенсом, Лотреком. Кроме движения и пластики, этому способствовали и достоверные костюмы. Вот только неподъемные бархат, парчу, атлас пришлось заменить.

Елена Марковская, художник по костюмам: "Были либо росписи, либо имитация, покраска".

Но таковы неизбежные издержки. Впрочем, они совсем не заметны зрителю. Который на пути от эскиза к движению – так решили назвать выставку - видит, как правило, только движение.