25.04.2009 | 22:13

По следам "Маленького принца". Встреча в Москве

В этом году исполняется пятьдесят лет первой публикации "Маленького принца" Антуана де Сент-Экзюпери на русском языке. С бескорыстием, любовью и энтузиазмом эту сказку первой перевела для нас Нора Галь. Переводчице и автору не довелось увидеться. Много лет спустя встретились дочь переводчицы и потомок Экзюпери. Рассказывают "Новости культуры".

Фредерик д'Аге подходит к дому Норы Галь. Там, на восьмом этаже, живет ее дочь Эдварада Кузьмина. Одну из двух комнат наследной квартиры она превратила в музей переводческого труда. "Вот в этой комнате, за этим столом сидела и работала", – рассказывает Эдварада.

Впрочем, Нора Галь перевела "Маленького принца" не за этим столом, а в гостях у своей подруги Фриды Вигдоровой – журналистки, переславшей на Запад стенограмму суда над Бродским. "К Вигдоровой пришла ее приятельница и принесла ей такое французское издание для студентов. Мама влюбилась в эту книгу и за четыре дня ее перевела", – рассказывает дочь Норы Галь. Она перевела ее для друзей, а те понесли ее труд по московским издательствам. "И никто не брал. По тем временам это было клеймо – "абстрактный гуманизм"", – поясняет Эдварада Кузьмина.

Наконец, в 1959 году "Маленького принца" напечатал журнал "Москва", а дальше переиздания выходили каждый год. Нора Галь перевела "Планету людей" и "Письмо заложника". "Я здесь впервые, но все узнаю. Это такое же родное место, как кабинет моей прабабушки, мамы Сент-Экзюпери. Те же книги, фотографии, сувенирчики", – замечает внучатый племянник Антуана де Сент-Экзюпери Фредерик д'Аге.

Они видят друг друга впервые, но у них есть общее дело.
"Скоро в Марселе мы откроем музей Сент-Экзюпери и собираем для него коллекцию его книг на разных языках", – говорит потомок писателя. "Я могу подарить целый ряд изданий", – заверяет дочь переводчицы.

Впрочем, щедрый дар Эдварды Кузьминой несколько омрачен отношением российских издателей к авторскому праву. "Издание красивое, но, увы, пиратское", – считают они. С прискорбием месье д'Аге отмечает, что из восемнадцати появившихся в России за последнее время аудиоверсий "Маленького принца" не авторизовано ни одно. Однако еще больше наследника беспокоит корректность интерпретации.

"Даже рискуя показаться навязчивыми, жадными и консервативными, мы будем отстаивать исходную чистоту произведения. Если какому-то оригиналу захочется превратить "Маленького принца" в "принцессу", придется нам судиться", – говорит Фредерик д’Аге.

Однако месье д'Аге приехал в Россию не только за чистотой интерпретации и соблюдением авторских прав. В следующем году он открывает в Тольятти парк "Маленький Принц". "Мы поручили спроектировать его скульптуру Жан-Марку де Па. Высадим в нем растения из всех стран мира, где издают Экзюпери, и превратим его в площадку для социокультурных проектов", – обещает француз.

Когда такой сад "Маленького принца" материализуется на волжских берегах, месье д'Аге еще раз приедет из Прованса в Россию.