25.04.2009 | 22:16

70 лет со дня рождения Владислава Дворжецкого

Завтра исполнится семьдесят лет со дня рождения актера Владислава Дворжецкого. Его лицо будто специально было создано для того, чтобы играть интеллектуалов. Положительных и отрицательных, сомневающихся или таинственных – таких, как капитан Немо. Его главная роль наверняка осталась несыгранной. Рассказывают "Новости культуры".

Сын актера и балерины, Владислав Дворжецкий мечтал стать врачом. Его поступление в студию при Омском ТЮЗе было, фактически, вынужденным шагом. Просто прием документов в медицинский институт закончился, а Владислав не хотел терять учебный год. Он не просто не потерял время, но и обнаружил, что быть актером очень интересно.

"Он был создан для этой жизненной роли. Он должен был быть актером. Или Бог, или природа его создали именно таким", – говорит народный артист СССР Владимир Наумов. Режиссер понял это еще до личного знакомства с Дворжецким, когда одна из сотрудниц Мосфильма показала ему фотографию актера Омского ТЮЗа. "Мы с Аловым увидели огромный лоб, совершенно потрясающие глаза, гипнотические, и мы сказали: "Это наш человек". Он был абсолютно неопытен, но в нем была огромная внутренняя мощь и сила", – продолжает Наумов.

В "Беге" Дворжецкого пробовали на разные роли – Крапилина, Голубкова, Тихого, но утвердили на роль Хлудова. Для режиссеров это стало попаданием в десятку, а для Дворжецкого – звездным часом. "Откуда такая мощь, откуда этот человек появился? Это была загадка и для актеров размышление" – замечает заслуженный артист России Геннадий Сайфулин.

Едва завершились съемки "Бега", Дворжецкого пригласили на роль в картине "Возвращение Святого Луки". Образ был явно отрицательным – вор Карабанов. "Внешность, конечно, антигероя. Но вместе с тем это был антигерой с долей обаяния. Он и в таких фильмах приковывал к себе внимание и в определенной степени симпатию", – говорит вдова Владислава Дворжецкого Наталья Литвиненко.

Сняться у Тарковского всегда было его мечтой, поэтому над предложением сыграть в "Солярисе" он долго не раздумывал. Ему было не важно, что роль не главная. "Как говорила Фаина Раневская, плохо сняться в кино – это все равно, что плюнуть в вечность. У Владика Дворжецкого таких плевков нет. Что ни работа, то уникальная", – утверждает Геннадий Сайфулин.

Сам Дворжецкий считал некоторые свои работы неудачными. Были роли, которые он очень хотел бы сыграть, но не удалось. После двух перенесенных инфарктов он просто вынужден был выбирать.

"Я знаю, что были очень интересные предложения, по которым он страдал, что не может сняться. Это был "Отец Сергий", как он говорил. И это был фильм "Поэма о крыльях" Храбровицкого. Он писал специально под Владислава роль Сикорского", – рассказывает Наталья Литвиненко.

Семнадцать киноролей Владислава Дворжецкого – кажется, не так много. Если не брать во внимание то, что все они умещаются в одно десятилетие.

Читайте также:
Дворжецкий Владислав. Быть артистом был обязан