06.05.2009 | 12:11

Сергей Невский. Шокирующая музыка

Музыка, которую пишет композитор Сергей Невский вполне может вызвать у неподготовленного слушателя недоумение и даже шок. Но, кажется, именно такой реакции он и добивается. Невский убежден, что настоящее искусство не должно подстраиваться под вкусы публики. Тем не менее, его творчество хорошо известно в России и за ее пределами. Он создавал музыку к спектаклям и фильмам Кирилла Серебренникова, сотрудничал с Берлинской оперой и Министерством культуры Норвегии. Рассказывают "Новости культуры".

Музыка для электробритвы или куска скотча? Нет, помимо этих предметов Сергей Невский все же использует в своих произведениях и более традиционные инструменты. Правда, звуки они извлекают пугающие. Композитор предупреждает, что бояться нечего. Испуг – совсем не та реакция, которую ждет современный автор от слушателя.

"Ухо – это тот орган, который предупреждает человека об опасности. Поэтому мы не пугаемся, когда смотрим фильм ужасов, но мы всегда пугаемся, когда там звучит какая-то диссонантная музыка. И публика ассоциирует диссонантную музыку с опасностью. Задача композитора объяснить, что это не опасность, а сложность мира", – поясняет композитор.

Для Сергея Невского эта сложность заключена в преодолении традиционных приемов и предсказуемости самого процесса создания музыкальных произведений. Еще одна трудность, по его мнению, – вкусовые предпочтения публики. Одни, к примеру, любят только Чайковского, другие – Шнитке. Такое разделение Невский называет "слоями восприятия". "Еще Стравинский говорил, что главное отличие современной ситуации в том, что нет единой генеральной линии, нет композиторов, которые воспринимаются от салона до огромного симфонического зала", – замечает Невский.

Диалог художника и общества – этот вопрос всегда был краеугольным камнем для многих композиторов, и Сергей Невский пытается ответить на него по-своему. Кажется, этому композитору совершенно безразлично, понимает публика его музыку или нет. Он убежден, что настоящее искусство не заботится о коммуникации. Впрочем, если публика вдруг начинает понимать сложный и порой запутанный музыкальный язык современного композитора, это обязательно вдохновит автора и даже станет новым двигателем его творчества.