07.05.2009 | 19:33

Борис Слуцкий: "Я судил людей и точно знаю, что судить людей совсем не сложно..."

"Пришел поэт, который лучше нас" – так говорили современники о Борисе Слуцком. Он писал о войне, о правде окопов, о которой знал не понаслышке. Первая книга Бориса Слуцкого увидела свет, когда автору было уже 38 лет, тогда же к нему пришла популярность. Впрочем, были и те, кто не принял особый поэтический стиль Слуцкого и называл его поэзию "прозой в стихах". Сегодня исполняется девяносто лет со дня рождения Бориса Слуцкого. В Петербурге живет друг поэта, фронтовик Петр Горелик. Рассказывают "Новости культуры".

После выпускных экзаменов они поехали искать счастья в столицу. Петр Горелик учился с Борисом Слуцким в одном классе. Тогда он и представить не мог, что через много десятилетий будет пропагандировать поэзию своего друга. В Москве Слуцкий учился в юридическом институте, там же начал сочинять. Но в 1941 году о стихах пришлось забыть. Кадровый военный Горелик и студент Слуцкий попали на фронт. "Он был следователем прокуратуры. Это тоже работа", – рассказывает Петр Горелик.

На кадрах военной хроники можно увидеть артиллеристов, пехотинцев, медсестер, рядовых и генералов, партизан и ополченцев. Однако работу военных следователей кинооператоры, разумеется, не снимали. Бывший студент юридического факультета, Слуцкий не мог отказаться от такой должности. В начале войны ему приходилось судить не только самострелов, но и тех, кто попадал в окружение, кто отступал. Только после тяжелого ранения он стал политруком. Вот, пожалуй, самые правдивые строки, написанные уже после 1945 года:
"Я судил людей и точно знаю,
Что судить людей совсем не сложно.
Только погодя бывает тошно,
Если вспомнишь как-нибудь оплошно..."

"Эта поэзия мешает мне воспринимать современную", – признается Петр Горелик. Воспоминания о Борисе Слуцком он, прежде всего, связывает с набережной лейтенанта Шмидта. В середине 1950-х к Горелику в гости часто приезжал Слуцкий с молодой женой Татьяной. Они гуляли по набережной, радовались жизни. Слуцкий ходил в Литературное объединение под руководством Глеба Семенова в Горном институте. Позади остались десять тяжелых лет, когда его не печатали. Уже вышла знаменитая хвалебная статья Эренбурга, издали большим тиражом первую книгу. Это был самый счастливый период. Дальше было выступление против Бориса Пастернака с предложением выслать автора "Доктора Живаго" из страны. Слуцкий тяготился той историей. "Путь Слуцкого – это ситуация человека в ложных условиях", – замечает литературовед Никита Елисеев.

После смерти любимой жены Слуцкий стал писать лирику. Это был короткий и очень плодотворный творческий период, а затем – многолетняя депрессия, когда поэт не писал. Он умер в Туле, где жил у своего брата. Весь его архив родственники передали Петру Горелику. Многие стихотоврения Слуцкого опубликовали только после 1988 года. Сейчас фронтовик и преданный друг готовит новое издание о советском и несоветском поэте Борисе Слуцком.
"Пули пели мимо.
Не попали
В яму, ту, что для меня копали.
Видимо, товарищи упали..."

Читайте также:
Борис Слуцкий. Проза в стихах

Борис Слуцкий: "За ту строку отличную, Что мы искали ощупью"