07.05.2009 | 19:39

В Александринке будет отреставрирована кровля

В Александринском театре вот-вот начнется реставрация кровли. Постамент знаменитой колесницы Карла Росси обретет свой былой внешний вид. В начале 1930-х годов, когда стране нужен был цветной металл, на крыше старинного здания поменяли сияющую медь на крашеное железо. Заодно были убраны почти все слуховые окна и системы воздуховодов. Результат такой реконструкции – неровные швы и бесконечные протечки. О том, как будут возрождать детище великого Росси, рассказывают "Новости культуры".

Пожалуй, только окинув взглядом панораму, которая открывается с крыши здания театра, можно понять, как гармонично соткано гением Росси архитектурное полотно площади Островского, как бьют по воздуху бронзовые копыта солнечной четверки Аполлона. Гигантская квадрига словно вот-вот сорвется с места. Барельефы проработаны до мельчайших деталей. Полый изнутри монумент очень легкий. Весь многотонный груз ответственности за один из городских символов берут на себя чугунные балки. В зале, под самым чердаком, отчетливо видно: такие металлические спицы пронзают этажи насквозь. Перекрестья есть даже в окнах. Они как скелет Александринского театра

"Нагрузка распределяется. Она идет от кровли, через стены, на фундамент. За счет этого существенно увеличена несущая способность кровли", – поясняют в театре.

"Внутри кирпичных стен тоже проходят кованые тяги, которые связывают все здание в единую конструкцию, и она работает как единая пространственная конструкция, поэтому очень грамотно распределяется нагрузка", – добавляет заместитель директора Александринки Сергей Дмитриев.

Почти два века назад вокруг этих металлических конструкций строители возводили кирпичную кладку. Они несли на себе всю тяжесть кровли, а также солидный потолок зрительного зала и знаменитый плафон. Эти конструкции связывают воедино все пространство от крыши до партера. Это был абсолютно новаторский метод. Чтобы создать стальной скелет, Карлу Росси понадобились стальные нервы. За свой проект он поручился головой.

Гарантия архитектора – двести лет. Карл Росси был так уверен в прочности предложенной им металлической конструкции, что в одном из рапортов написал: "Когда бы от устройства металлической крыши случилось бы вдруг какое-нибудь несчастье, то в пример для других пусть в тот же час меня повесят на одной из стропил театра".

Архитектор не ошибся, но подвели последователи. Это было уже в следующем веке. Диагноз поставили в конце прошлого года, а реставрационный рецепт должны вот-вот выписать в Комитете по охране памятников. Только после этого на крышу поднимутся специалисты. Первый этап реконструкции затронет самый верхний уровень кровли.