13.05.2009 | 13:33

Гравюры Жан-Жака де Буассье в Центре имени Грабаря

Искусствоведы говорят, что к технике офорта обращаются художники с особым видением мира. Офорты Калло, Рембрандта, Гойи хрестоматийно известны. У российских поклонников гравюры появился шанс открыть новое имя – Жан-Жак де Буассье. Долгие годы эксперты обходили своим вниманием одно из самых полных собраний работ французского мастера XVIII века в Воронежском музее имени Крамского, но московские реставраторы атрибутировали коллекцию и вернули ей экспозиционный вид. О выставке в Центре имени Грабаря рассказывают "Новости культуры".

"Дилетант!" – говорили про него одни. "Самобытный мастер" – признавали другие. Действительно, стиль Жан-Жака де Буасье во многом был новаторским. Он хотел быть живописцем, но помешала аллергия на масляные растворители. Пришлось привнести в черно-белое искусство офорта ощущение необычной яркости – такой же, как у масляной живописи.

"По насыщенности черного тона, по контрасту черного и белого, по глубине пространства, по передачи свето-воздушной среды, по умению передавать градацию тона сравнивали Буасье с Рембрантом", – поясняет сотрудник Центра имени Грабаря Наталья Ульянова.

Не понятно, как такая большая коллекция офортов французского мастера, который на родине выставлялся всего один раз, оказалась в далекой России. Хотя одна зацепка все же есть. Это подпись владельца на одной из работ.

"Мне удалось выяснить, что Марины – дворянский род. Они занимались коллекционированием. Известно, что это был Александр Марин. Есть гипотеза, предположение, что это он собрал эту коллекцию", – продолжает Наталья Ульянова.

По духовному завещанию Марина коллекция отошла музею. Там она хранилась до начала Великой Отечественной войны. Она сильно пострадала в эвакуации. Когда офорты вернулись в музей после войны, им потребовалась реставрация. Завершающий этап подготовки собрания офортов к выставке прошел в реставрационном Центре Грабаря. Туда поступают, как правило, разрозненные произведения из разных музеев, а такие большие коллекции – редкость для отдела, простор для исследования и атрибуции.

"Он готовил хорошие доски. Перед работой доска покрывается лаком. По лаку процарапывается рисунок, а потом это опускается в кислоту и травится. А дальше художник работает с получившимися первоначальными экземплярами", – замечает реставратор Лариса Метлицкая.

Исследователей поразило то, с какой четкостью выполнены портреты деревенских жителей. Художник, которого при жизни считали дилетантом, создал галерею образов своей эпохи, которая благодаря элегантной сдержанности офорта не кажется архаичной.