19.06.2012 | 10:52

В Москве прошел вечер памяти Варлама Шаламова

В силу уникальности судьбы Варлам Шаламов стоит особняком не только в отечественной литературе. «Что может вынесть человек, все пережито мной», – писал он. В общей сложности в лагерях Варлам Шаламов провел почти двадцать лет. Четверть жизни. Об этом страшном опыте – его «Колымские рассказы», которые он называл «советами человеку как держать себя в толпе». Эти рассказы сейчас можно прочитать на английском, французском, испанском, японском и других языках. Накануне в Чешском культурном центре состоялся вечер памяти, посвященный юбилею со дня рождения писателя. Здесь представили выставку фотографий времен ГУЛАГа и переводы прозы Шаламова на чешский. Рассказывают «Новости культуры».

Ян Махонин решил продолжить дело отца, который в 90-х впервые перевел Шаламова на чешский. Тогда это была небольшая подборка рассказов, сегодня готовится собрание сочинений. Интерес к фигуре русского писателя сохраняется на протяжении десятка лет во всем мире. После первых публикаций на Западе – целый шквал отзывов. «Колымские рассказы» ошеломляли, поражали. Ставили в тупик переводчиков – как перевести и объяснить, что такое «барак усиленного режима», «ксива», «тискать романы», сохранить пронзительный и страшный дух повествований, удивительную авторскую манеру?

«Шаламов – автор очень точный, и все его рассказы буквально отточены, – отмечает координатор программ Чешского культурного центра в Москве, писатель Ян Махонин. – Там нет лишних слов и буквально надо сосредотачиваться на том, чтобы не наболтать лишнего».

Сам Шаламов свою прозу называл «пощечиной сталинизму, короткой, звонкой», каждый рассказ – «документом, абсолютной достоверностью», избегал метафор и красивых речевых оборотов.

«Это колоссальный уровень правды, – говорит исследователь творчества В. Шаламова Валерий Есипов. – Это не реализм, это новые средства нашел Шаламов для выражения вот этого, поистине страшного, опыта и своего, и многих других. Это лаконизм, никакой истерики, он сам писал, что фраза должна быть короткой».

В СССР Шаламова практически не знали – печатали крайне редко, но и сегодня он «автор не для всех». Режиссер Николай Досталь в 2007-м решил исправить положение – представил широкой аудитории многосерийный художественный фильм «Завещание Ленина», рассказывающий о судьбе Шаламова.

«Варлам Шаламов – это один из тех, кто так подлинно, так истинно все рассказал о том времени, в частности о ГУЛАГе, – говорит Николай Досталь. – И вообще, я считаю его великим русским писателем, еще не дочитанным, не прочитанным».

Сам Шаламов называл себя прежде всего поэтом. Искал свой стиль – экспериментировал с рифмой, ритмом, размером. Он был воспитан на поэзии Серебряного века, восхищался Мандельштамом и Пастернаком. Последнему отправлял из лагерей свои стихи. Пастернак их любил и бережно хранил. Прозвучали они и на вечере памяти:

«Мы стихи построим эти и надежны и крепки
Их раскачивает ветер до того они легки
И шагнув на шаткий мостик, поклянемся только в том
Что ни зависти, ни злости
Мы на небо не возьмем….»