15.05.2009 | 16:06

Выставка "Русское зарубежье. Новые грани"

Они оказались за рубежом, по ту сторону занавеса. Но не перестали быть русскими. Они невольно расширили невидимые границы России до тех пределов, в которых находились сами. В Москве открылась выставка "Русское зарубежье. Новые грани", подготовленная галереей " Г. О. С. Т." совместно с журналом "Наше наследие". На ней представлены картины и графика российских эмигрантов – известных, выдающихся, таких, как Серебрякова, Бурлюк, Рерих, а также тех, чье творчество пока только в процессе открытия. Сообщают "Новости культуры".

Антонина Воронина и Александра Краморова покинули Россию еще в 23-м году. Их увезли родители в Варшаву. Там девушки закончили Академию художеств. Дальше их путь лежал в Германию, а затем они оказались в Америке. На новой родине, в Нью-Йорке, белых эмигрантов встретили неприветливо. В 50-ые годы с Россией шла холодная война. Тем не менее, сестрам удавалось зарабатывать себе на хлеб искусством. Они писали пейзажи и портреты известных людей.

Нина Буис, дочь Антонины Ворониной (США): "Они писали в 4 руки. Работали вдвоем над одной картиной. И у меня в наследии осталось много их работ, неподписанных. И я не всегда уверена, кто написал картину".

Всю жизнь сестры испытывали ностальгию по России и мечтали сюда вернуться. В их картинах сохранялось что-то русское.

Нина Буис, дочь Антонины Ворониной(США): "Смотрел знакомый: "А что, это по памяти сделано?" "Нет, это монастырь русский в Нью-Йорке, но ощущение абсолютно русское. Дух там есть"".

У художников русского зарубежья - общие судьбы. Мало кто из них прославился на Западе. Тем не менее, они не растеряли свое мастерство и сохранили русскую школу живописи. По этому принципу и делалась экспозиция.

Елена Грибоносова-Гребнева, куратор выставки: "Постарались подчеркнуть принципиальные стороны их искусства, такие, как внимание к натуре, как импрессионизм, пленэрную теплоту в пейзаже , некий романтический аспект в понимании образа человека".

И в этот круг художников русского зарубежья органично вписались еще два имени – Антонины Ворониной и Александры Краморовой.