16.05.2009 | 22:15

Театральные эксперименты на фестивале "Theatertreffen"

В эти дни в Берлине проходит главный театральный фестиваль Германии "Theatertreffen", что в переводе означает – "театральные встречи". Несмотря на идиллическое, миролюбивое название, это серьезный конкурс, участие в котором говорит о высоком уровне театра. Неотъемлемой частью фестиваля стали дискуссии двух сторон, которые во время спектакля разделены рампой. Рассуждения и споры режиссеров и зрителей иногда затягиваются на несколько часов. О духе этого форума рассказывают "Новости культуры".

Спектакль "Церковь страха перед чужим во мне" режиссера Кристофа Шлингензифа стал, пожалуй, самым шокирущим на "Theatertreffen" в этом году. Известный провокатор, Шлингензиф решил рассказать о самом страшном – о том, что он болен раком. Он превратил сцену в храм, где вместо проповедей звучат медицинские заключения. Такая откровенность шокирует. Впрочем, многие считают, что после спектакля "Церковь страха перед чужим во мне" тема интимной жизни режиссера вполне может укорениться на немецкой сцене.

"После окончания спектакля все были настолько потрясены, что не было аплодисментов. Только глубокая и тяжелая пауза. И только после нее люди стали осторожно выражать свои эмоции. Кристоф пережил эту болезнь и рассказал очень подробно и лично, как он ее пережил", – говорит директор Немецкого культурного центра имени Гете Йоханнес Эберт.

"Theatertreffen" аккуратно держит баланс между классическим репертуаром и современной драматургией. Пьесы молодых авторов посвящены тому, что волнует общество сегодня – будь то одиночество, мировой финансовый кризис или политические баталии. Из классики в этом году представили "Процесс" Кафки, "Разбойников" Шиллера, любимого немцами Чехова. Юрген Гош привез на "Theatertreffen" "Чайку".

На фоне лаконичных декораций герои выглядят потерянно и беззащитно. Режиссер обостряет физическое присутствие персонажей. Аркадина Корины Харфух непривычно моложава и подвижна, а Тригорин Александра Куона откровенно молод.

"Хедлайнеры немецкого фестиваля – это люди, которым сорок – сорок пять лет. Самый период социальной активности. Даже если они берут классические пьесы, они обязательно, как Томас Остермайер, переносят их в современность. Они спокойно меняют финалы в решении классики. В Германии у тебя уже не бывает ощущения, что ты смотришь про других. Ты все время смотришь про себя", – рассказывает театральный критик Ольга Егошина.

Вольная интерпретация классики зрителей не пугает. Немецкая публика вообще очень открыта к театральным экспериментам. "В Германии публика более толерантна к сцене, потому что там более жесткое деление между тем, чего нельзя в жизни – переходить на красный свет, перелезать через забор... Именно из-за этого они спокойно воспринимают то, что а на сцене все можно. Разделся актер до гола – пожалуйста. Исполняет он физиологический акт – ради бога. Это сцена, это место для эксперимента", – продолжает Ольга Егошина.

В жизни двигаться в вертикальном пространстве невозможно, зато в "Процессе" режиссера Андреаса Кригенбурга у актеров просто не остается иного выбора. Декорация – огромный глаз-трансформер, который двигается от горизонтального положения к вертикальному. Движение по такой комнате откровенно требует акробатических навыков. Философский "Процесс" неожиданно становится еще и очень сценическим.

"Визит на фестиваль был для меня как глоток живой воды, энергетический огромный заряд", – признается Йоханнес Эберт.

"Думаю, что очень скоро "Theatertreffen" станет тем, чем стал Авиньон, который начинался с того, что туда приезжали только критики, потом режиссеры, а теперь и наши туристы в огромном количестве приезжают, чтобы смотреть театр", – полагает Ольга Егошина.

Возможно, высокое качество современного немецкого театра формирует уровень публики. А, может, и наоборот – зритель своей требовательностью и открытостью к экспериментам задает тон в этом разговоре режиссера, публики, времени.