19.05.2009 | 12:51

Символ Канн – фестивальный плакат

За шесть с лишним десятилетий существования Каннского кинофестиваля Лазурный берег стал местом премьер тысяч кинолент. Путь фильма к зрителю начинается с киноплаката. Постер может кануть в лету вместе с картиной, не прошедшей проверки временем, или остаться в истории не только в качестве напоминания о киношедевре, но и как самодостаточное произведение искусства. Лаконичные и экспрессивные, провокационные и забавные, как детские рисунки. Плакаты, которые ежегодно появляются на набережной Круазетт, становятся "лицом" самого престижного кинофорума мира. О возрастных изменениях этого "лица" рассказывают "Новости культуры".

Большой плакат над фестивальным дворцом – один из самых ярких символов 62-го Каннского киносмотра. Он чаще всего попадает в объектив телекамер. В этом году официальный постер посвящается великому Антониони. На нем – смотрящая вдаль Моника Витти из черно-белого "Приключения". В 1960 году за эту картину режиссер получил спецпремию жюри Каннского фестиваля.

"С моей точки зрения, это достаточно симптоматично, потому что мы видим здесь возвращение к поэтическому кино. То есть все кинематографисты присытились новыми возможностями кинематографа и пытаются веррнуться к истокам, вернуться к той драматургии Антониони, которая рассматривала пространство кино через простые, освобожденные символы", – поясняет арт-критик Карина Караева.

Впрочем, если взглянуть на конкурсную программу становится очевидным, совсем другой факт: сегодня поэтика уступает жесткости и откровенности.

Практически каждый год своего существования Каннский кинофестиваль фиксировал в плакате. Причем, кажется, это происходило произвольно, без четкой концепции. Улавливается лишь атмосфера, дух времени. Самый первый появился в 1946 году – такой беззаботный, как будто и не было в Европе войны. Через год над фестивальным дворцом уже разместился узконаправленный кинематографический плакат.

"Создатели плаката позволяют себе некоторую вольность в этом тексте, в больших буквах. Все работает на пространство кино. Если мы возьмем плакат 1949 года, спустя два года, здесь информативность, которая имеет отношение непосредственно к этому фестивалю. Если мы посмотрим на одеяния этой девушки – это флаги представленных на фестивале стран. В том числе Советского Союза", – продолжает Карина Караева.

Известный художник-плакатист Михаил Аввакумов, глядя на каннские творения, с удивлением находит очевидные нарушения основных законов плакатного мастерства. "Основное – это, конечно, передача информации. Передача информации должна быть очень ясной, четкой. Кроме слов, которые должны говорить, где, что, зачем и почему, изобразительный ряд должен быть вполне понятен. Иногда, кроме нарисованной кинопленки, о кино нет практически ничего. Это меня поразило", – говорит художник.

В 1955 году появилась главная награда – "Золотая пальмовая ветвь", но даже она не стала постоянным символом Каннского плаката. Хотя именно с ней, как и с кинопленкой, чаще всего играли художники. Они изображали заветную "ветвь" то горящей в огне, то как продолжение руки. Разумеется, Каннский кинофестиваль как престижный смотр почти всегда заказывал плакаты известным художникам.

"Это иллюстрация Дженни Хольцер, которая оформляла павильоны Венецианской биеннале. Здесь абсолютный текст – "Viva il cinema"", – показывает Карина Караева. "Да, здравствует кино" – так звучит официальный девиз Венецианского киносмотра. Его сформулировал великий Феллини. При этом сам режиссер несколько раз становился автором Каннского плаката. Если бы мастера кинематографа придумывали плакатные символы, или кадры из их лент становились таковыми, это тоже могло стать своеобразной традицией. Но Каннам важна не концепция, а разнообразие.

Все материалы о фестивале>>>