20.06.2012 | 09:37

"Неслучившееся будущее" в Музее архитектуры

Именно в архитектуре всякая эпоха материализуется наиболее осязаемо. Но ни Советской, ни раньше, Российской империи не довелось увидеть воплощенной мечту о самой себе, хотя и в том и в другом случае проектировщиками мечты выступали лучшие мастера. Борис Иофан, с его дворцом Советов, и Василий Баженов с Большим Кремлевским дворцом. «Неслучившееся будущее» – такое название получила новая постоянная экспозиция Музея архитектуры, в которой демонстрируется легендарная модель несостоявшегося баженовского шедевра. Рассказывают «Новости культуры».

Этого момента в Музее архитектуры ждали больше 20 лет. Вот так здесь открывают первую после переезда в новое здание постоянную экспозицию. В ее центре – едва ли не главная драгоценность – модель Большого Кремлевского дворца.

«Мне кажется символичным, что проект этот называется «Неслучившееся будущее», – отмечает советник президента РФ Владимир Толстой. – Можно его перефразировать по отношению к Музею архитектуры, который мы очень любим и который обладает потрясающими коллекциями. Все-таки говорить о том, что это состоявшееся будущее для Музея архитектуры».

Почти 20 метров в длину и больше 10 – в ширину. Целиком разместить эту модель в залах музея пока не получается, слишком мало пространства. Экспонат вообще один из самых больших архитектурных макетов в мире.

В XVIII веке на саму эту модель Дворца смотрели как на чудо. Специально для нее построили дом, куда пускали публику. Зрители могли наблюдать за тем, как интернациональная команда мастеров четыре года создавала этот грандиозный макет.

Архитектору Василию Баженову не было и 30, когда он начал работать над ним. Дворец, который должен превзойти по размаху и Колизей, и египетские пирамиды. Так, без лишней скромности, в своих дневниках архитектор писал о нем. Смета на 30 миллионов рублей. Для сравнения: на русско-турецкую войну из казны ушло всего 9. Баженов планировал полностью снести кремлевские стены, центр Москвы превратить почти в древнегреческий форум.

«Он говорил прекрасные слова: не крепостью средневековой вижу я Кремль, но местом добродетели, просвещения и славы народной, – рассказывает директор Музея архитектуры имени А.В. Щусева Ирина Коробьина. – И вот она – система форумов. Вот и овальный, и круглый двор, а кремлевские святыни оказались объяты этим кремлевским дворцом».

Функции Департамента культурного наследия тогда взяла на себя лично Екатерина. Она составила список построек Кремля, которые «должно сохранить». Весь проект курировала лично. Вообще на рекламу дворца сил не жалели. Каждый этап строительства отражен в произведениях графики. Сумароков даже слагал стихи о еще не построенном дворце Екатерины. В июне 1773-го – торжественная закладка. Начинают разбирать часть кремлевской стены, сносят Безымянную и Тайницкую башни. Но через два года императрица проект замораживает.

«Так сложились звезды, так сложилась история, – говорит Ирина Коробьина. – Русско-турецкая война, чугунный бунт, Пугачевское восстание. В результате ей было не до реализации таких амбициозных проектов».

В итоге, память об этом «восьмом чуде света», как называли дворец в XVIII веке, сохранилась только в этой модели. Ее реставрировали почти десять лет. Поражались открытиям. Например, на крыше главного входа обнаружили граммофонную пластинку.

«В 38 году, когда была выставка Баженова, эту модель спешно собирали, причем это все под надзором органов делалось, – рассказывает архитектор, реставратор, историк архитектуры Владимир Резвин. – Быстро, гвоздями сбивали и надо было срочно сделать потолок, ничего не было – положили вот эту самую пластинку граммофонную».

Реставрацию модели в музее еще продолжают. Надеются: в скором времени постоянная экспозиция здесь станет масштабней. Ждут ремонта, после которого извлекут другие богатства. Их в запасниках – тысячи.