26.05.2009 | 19:34

"Процесс" Кафки превратился в музыкальный спектакль

Абсурдистская проза Франца Кафки трудно поддается переносу на сцену или экран. Как правило, на этот рискованный шаг решаются люди, склонные к эксперименту. На Международном фестивале студенческих спектаклей "Твой шанс" Краковская театральная школа имени Людвика Сальского представила спектакль "Процесс". О неожиданной трактовке романа Кафки рассказывают "Новости культуры".

Свой шанс удивить московскую публику необычным спектаклем получили студенты Краковской высшей театральной школы. Впервые на мировой театральной сцене "Процесс" Франца Кафки принял форму музыкального спектакля.

В польской студенческой группе всего восемь человек. Александр Резников, например, играет в спектакле сразу четыре роли. Все его герои – отдельные элементы единой бюрократической машины. В начале действия он следователь, потом – судья, священник и тюремный надзиратель.

"Это сила такая, которую трудно объяснить. Которая есть, и ее не видно. Самое страшное, что у тебя нет выхода. Ты не можешь с ней бороться, потому что она и так тебя убьет", – говорит Александр.

Кафка сделал своего героя Йозефа К. человеком без лица. Это одно из первых произведений, где писатель максимально отдалился от точного описания личности, а также от определения места и времени действия. Адриан Вишневский – польский Йозеф К. – тем не менее, считает, что привязка к действительности обязательна. На сцене он стремится показать, каким его герой мог бы быть сегодня. "Мы старались представить себе, кто такой Йозеф К. сегодня. Йозеф К. – это кто угодно, в зависимости от того, чем человек наполнен, о чем думает. Он и кто-то, и никто одновременно", – поясняет актер.

Эксперимент не ради эксперимента. Песня – это продолжение речи, танец – следствие движения, а музыка композитора Томаша Гвиньчинського – это театральный прием, который позволяет акцентировать эмоции героев.

Содержание "Процесса" на сцене остается прежним. Йозеф К., решивший взять под контроль ситуацию с необоснованным обвинением, приближает свою гибель. Он так же одинок, так же неуверен, а вина абсурдным образом сосуществует с невинностью.

"Наш спектакль музыкальный. Эта форма выбрана не случайно. Это не эксперимент ради эксперимента. Музыка помогает в какой-то степени от героев отстраниться. Актеры играют их как героев и в то же время как некие символы", – говорит режиссер Войцех Костелняк.

Резкие лазерные линии на прозрачной кулисе, странная музыка, необычная ломаная пластика – все это создает сюрреалистическую атмосферу абсурда.

Все материалы о фестивале>>>