29.05.2009 | 23:30

Повесть Чехова "Три года" – версия Сергея Женовача

В три года жизни чеховских героев уместились любовь, болезнь, смерть, тоска, беда и надежда. Режиссер Сергей Женовач выпускает премьеру по повести Чехова "Три года". Готовиться к этой постановке "Студия театрального искусства" начала на родине Чехова, в Таганроге. Роль купеческого сына Алексея Лаптева играет актер Алексей Вертков, его возлюбленную Юлию – актриса Ольга Калашникова. Рассказывают "Новости культуры".

Магия чисел, конечно, присутствует. Студия была создана в июле 2005 года, но официальная премьера состоялась в мае 2006 года – то есть ровно три года назад. "Три года" как своеобразный путь от романтичных "Мальчиков" к чеховской прозе жизни. ""Мальчики" – это было завершение этапа учебы. С каждым этапом происходило и наше взросление тоже. По мастерству, в жизни. Все тесно соприкасается", – замечает актер Александр Обласов.

Ряды, даже ярусы ажурных кроватей – такое неожиданное решетчатое пространство предложил Александр Боровский. Это и провинциальный городок, и купеческая Москва. Сергей Женовач несколько раз переделывал сценическую композицию. Рассказывает, что именно сценография во многом определила решение спектакля. "Определить можно, но любое определение убивает суть. Если в двух словах, Антон Павлович Чехов – врач по профессии и по жизни. Он очень точно, глубоко вскрывает духовные болезни", – говорит Женовач.

Совместная жизнь чеховских героев начинается с признания в любви, но самой любви, как говорит купеческий сын Алексей Лаптев, нет. Он не питает лишних иллюзий. Его будущая жена Юлия попросту хочет вырваться из маленького провинциального городка. "Там есть все и любовь, и отношения с родственниками, близкими. С отцом, братом, сестрой, которая умирает, с ее детьми", – поясняет актер Алексей Вертков.

"Три года" – очень тихий спектакль. Здесь важно не упустить жест, не прослушать реплику. "Как у всех чеховских персонажей, все чеховские пьесы заканчиваются неоднозначно. "Если бы знать..." – "Три сестры". "Будем жить, мы еще увидим небо в алмазах" – как в "Дяде Ване"", – говорит актриса Ольга Калашникова.

Финал спектакля остается открытым. "Три года" – это ведь такой маленький срок.