02.06.2009 | 12:58

Игорь Пальмин: "Главное в фотографии – это хотеть смотреть"

"Летописец другого искусства" – так часто называют Игоря Пальмина. Всемирную известность российскому фотографу принесли работы 1960-х – 1970-х годов. Тогда Пальмин снимал лидеров советского художественного андерграунда. Время не притупило остроту глаза мастера, но теперь в поле его зрения оказываются иные "модели". Новая миссия фотолетописца Игоря Пальмина – фиксация "уходящей натуры". Его фотографии архитектурных памятников – от древних церквушек до шедевров советского конструктивизма – признаны "образцом жанра". Почему объект однажды становится важнее субъекта? Рассказывают "Новости культуры".

В 1987 году в парижском издательстве "Регар" вышла книга о русском модерне с фотографиями Игоря Пальмина. С этого момента фамилия Пальмин в архитектурной фотографии страны Советов стала главной. Его снимки памятников архитектуры очень скоро назвали образцом жанра, а снимать "под Пальмина" стало модно.

Сегодня шехтелевский особняк, в котором когда-то жил миллионер Рябушинский и умер писатель Горький, не так фотогеничен, как на снимке Игоря Пальмина.

"Главное в фотографии – это хотеть смотреть. Получить удовольствие от того, что ты смотришь. И мне этого достаточно. А уже щелчок и отпечаток – чтобы доказать, что ты это действительно это видел", – поясняет фотограф.

Геолог по первому образованию, кинооператор – по второму, Игорь Пальмин начинал снимать на полуподпольных, полулегальных дружеских междусобойчиках. Первыми моделями мастера становились его друзья – художники-нонконформисты Немухин, Зверев, Краснопевцев, Плавинский.

на Лубянке, конечно же, знали об этих "дружеских посиделках в узком кругу". Были вызовы и предупреждения. Разумеется, нигде ничего не печатали. Теперь эти фотографии признаны золотым фондом андеграунда 1960-х – 1980-х. Без них не обходится ни один учебник по истории советского искусства. "У меня есть много кадров, где я нахожу себя. Каким образом? Например, люди сидят за столом. А есть на столе лишняя чашка или лишняя рюмка. Это моя рюмка, моя чашка. Я просто в этот момент вышел и щелкнул", – продолжает Пальмин.

Сначала он вглядывался в человеческие лица, а позднее – в архитектуру. Шедевры конструктивизма стали его любимыми моделями. Дом культуры имени Русакова архитектора Константина Мельникова – сейчас там находится Театр Романа Виктюка. Пальмин часами ждал нужного момента, когда выйдет солнце и на фасаде заиграют тени.

"Есть кадры, оптимальный вариант которых живет несколько минут. То есть несколько минут для архитектуры – это все равно что ухмылка человека", – поясняет мастер. Наверное, так можно снимать только очень красивых женщин, но ведь и архитектура женского рода.