23.10.2012 | 19:32

"Отелло" и "Вишневый сад" Люка Персеваля покажут в Москве

В 80-е годы прошлого века этого режиссера называли диссидентом фламандского театра, что не помешало Люку Персевалю стать любимцем публики. Его дар – превращать классическую драму в стопроцентно современный театральный продукт. Сегодня он возглавляет гамбурский театр Талия и по-прежнему убежден: зритель идет в театр, чтобы узнать в человеке на сцене самого себя. В Международном театральном фестивале «Сезон Станиславского» в этом году участвуют сразу два спектакля Персеваля: новый – «Вишневый сад» – и давно уже культовый – «Отелло». Сам мастер в Москву не приехал, но эволюцию его творчества вполне можно оценить по представленным постановкам, в чем убедились «Новости культуры»

Из классического каркаса Персеваль вынимает всем известную начинку и наполняет конструкцию новым содержанием, неизбежно приближая его к современным европейским реалиям. Так, «Вишневый сад» Чехова превращается в философскую историю про ностальгию, которую разные персонажи испытывают по разным поводам. Для создания нового текста Персеваль просил актеров импровизировать – продолжать диалоги героев с современных позиций.

«В самом начале Люк дал нам список персонажей, где про каждого было написано: где, что и как происходило с ним раньше. Очень конкретная, подробная информация, взятая из самых разных областей жизни современной Германии. К Чехову это, конечно, никакого отношения не имеет. Про Лопахина, например, моего персонажа, было сказано, что он продавец автомобилей из Венгрии. Для Германии это стереотип: если венгр, значит продает машины», – поясняет актер Тило Вернер (Германия). 

В результате от Чехова осталась примерно одна четверть. Раневская не носит кринолинов, старику Фирсу – лет 25, Яша бодро дефилирует на каблуках. Лопахин по Персевалю не победитель, а Раневская обречена умереть. 

«Для меня это очень простой спектакль, в нем нет ничего тяжелого, трагического или печального. Он грустен и весел, как сама жизнь. Такая история могла произойти и в России, и в Германии – где угодно. Важно, мне кажется, что Раневская подходит к смерти в кругу своей семьи», – говорит актриса Барбара Нюсс (Германия). 

Минималистичность декораций – особый, узнаваемый мир Персеваля, в котором ничто не отвлекает от смыслов, – в «Вишневом саде» ровно такая же, как и в «Отелло» – спектакле, начала 2000-х. Никаких статных мавров и хрупких красавиц здесь тоже нет. Язык улиц очевидно вытеснил высокие шекспировские обороты. И только пресловутое – «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?» – на своем месте. 

«Мотив силы слов очень интересен в этой пьесе. Насколько слова могут иметь власть над человеком и менять его жизнь, рушить ее. И насколько они могут не иметь ничего общего с реальностью и менять ее», – отмечает актриса Джулия Йентш (Германия). 

Именно ради слов Персеваль заказал новый, более актуальный перевод классика. Позже вместе с драматургом Марион Тидке вылепил из него пьесу. 

«В пьесе Шекспира идет война – словесная. Нам хотелось, чтобы перевод передавал эти нюансы. Иначе напряженность и острота уходят вместе со смыслом пьесы. Чтобы актуализировать, мы должны взять именно современные слова, которые сегодня несут агрессивный оттенок», – подчеркивает драматург Марион Тидке (Германия).

Остро современным языком Персеваль рассказывает историю про человека по прозвищу Шоколад – огромного, нелепого, обаятельного увальня – вполне себе немецкого бюргера. Мало интересуясь ревностью, режиссер прослеживает, как в уверенном и счастливом человеке зарождается смертельный страх перед чем-то неведомым.

Спектакль идет почти 10 лет, для Германии это огромная редкость, долгожитель. Но именно такова судьба «Отелло» Люка Персеваля. Между тем, всему приходит конец, и вот режиссер решил закрыть постановку. Так что московские зрители – последние, кто увидит «Отелло».

Все материалы о фестивале>>>