03.06.2009 | 11:41

"Спектакль, написанный танцем" на Чеховском фестивале

Причудливую смесь современного танца, боевых искусств и каллиграфии представит сегодня столичной публике Театр "Небесные врата" из Тайваня. Основателя этой труппы, хореографа и режиссера Лин Хвай-Мина не случайно называют "азиатским Форсайтом". Посмотрев его изобретательные постановки, некоторые покидают зал в недоумении, другие – и таких большинство – навсегда становятся преданными поклонниками его театра. На нынешний Чеховский фестиваль тайваньские артисты привезли "Курсив" – "спектакль, написанный танцем". Рассказывают "Новости культуры".

В академичных стенах Малого театра Лин Хвай-мин чувствует себя вполне комфортно. Кажется, свои спектакли – коварные головоломки – он всегда делает с легкой улыбкой. "Юмор помогает, когда одолевают проблемы. Я обычно говорю: пусть это случится завтра", – поясняет хореограф.

Впрочем, Лин Хвай-мин не откладывает свои идеи на завтра и всегда попадает в десятку. Запад отбил ладони аплодируя его спектаклям. Восток благоговейно замер перед гениальной простотой его идей и вышколенностью труппы. Секретов из своей методы хореограф не делает. Можете танцевать так же, только захотите ли? "Если классический балет идет на раз, два, три, то мои танцовщики на репетициях должны стоять сорок минут в одной позе, потом в другой тоже сорок минут", – продолжает мастер.

Сам хореограф-философ уже давно понял: сложные пируэты и коварные па-де-бра – развлечение для Запада, а он все-таки ближе к земле. Так родился стиль Лин Хвай-мина, который держится на трех китах: медитация, боевые искусства, дыхательная гимнастика. "Наши движения чуть более утяжеленные и в то же время легкие. От очень резких и энергичных мы переходим к плавным и тихим. И все это происходит в одну секунду", – замечает Лин Хвай-мин.

Даже для мастеров с солидным балетным образованием с ходу овладеть такой техникой невозможно. "Три – пять лет надо потратить, чтобы быть готовыми репетировать и выйти на сцену. При этом надо постоянно совершенствоваться, имея специальную хореографическую подготовку", – заверяет ведущая солистка и педагог-репетитор Чин Чан Ли. Она уже двадцать пять лет работает в труппе. Для нее тело танцовщика – своего рода трансформер. Прыжки, скручивания, падения – это всего лишь элемент танца.

Впервые попав на репетицию, можно подумать, что это не танцевальный зал, а бойцовский клуб. "В душе они обладают всеми бойцовскими качествами, но физически – нет. Конечно, они делают движения, которые используют в боевых искусствах, но это всего лишь танец", – говорит Чин-Чан Ли.

На каждый новый спектакль уходит как правило год. На репетиции "Курсива" ушло чуть больше. Помимо хореографии, танцовщики брали уроки каллиграфии. Эти занятия помогли им освоить медленные движения, с большим количеством поворотов и изгибов. "Танец требовал новых навыков. Знания каллиграфии трансформировались в язык тела. Эта спираливидность оттуда. Теперь каллиграфические движения для нас естественны и привычны. Помогает сконцентрироваться и тренирует тело и ум", – рассказывает танцовщица И Пинг Су.

В труппе началась настоящая каллиграфомания. Лин настолько проникся каллиграфическим стилем, что сделал целых три спектакля: "Курсив", "Курсив 2" и "Бешенный курсив". Танцовщики труппы продолжают постигать древнее искусство пера и туши под пристальным контролем хореографа. При этом сам Лин на уроках каллиграфии в школе явно халтурил. "Для меня было мучительны все эти упражнения, копирование шедевров каллиграфии. Я знал, в этом искусстве совершенства не добьюсь", – признается хореограф.

Последние пять лет критики единогласно признают его каллиграфический триптих лучшим. Солидные издания называют Лин Хвай-мина хореографом ХХ века в одном ряду с Пиной Бауш, Мерсом Каннигемом, Уильямом Форсайтом. В афише следующего Чеховского фестиваля для его театра "Небесные врата" уже зарезервировано место.

Все материалы о фестивале>>>