21.06.2012 | 09:28

Проблемы поддержки и перспективы развития молодого отечественного кинематографа обсудили мастера

О развитии и поддержке молодежного кинематографа говорили накануне в Московской городской Думе. За круглым столом собрались известные режиссеры, руководители творческих Вузов, начинающие кинематографисты. Совместно пытались понять, как может реализоваться молодой кинематографист. Там же, в Московской Думе было объявлено, что осенью столицу ждет фестиваль под названием «Будем жить» – форум, как заявлено, позитивного молодежного кино. Вокруг слова «позитивный» как раз и развернулась самая острая дискуссия. Рассказывают «Новости культуры».

Народный артист Евгений Герасимов – на правах приглашающего, в московской Думе – он председатель комиссии по культуре и массовым коммуникациям, встречу начал бодро, тему задал острую – как заявить о себе молодым. Тут же предложил – вот осенью в Москве молодежный кинофестиваль, фильмы будут позитивные, фильмы будут добрые. И сам же ответил – почему это такая редкость.

«Им уже говорят, а если вы сделаете то кино, которое как бы вот не порочит, здесь нет того, чего требуют на западных фестивалях от нас, то вас никто и не увидит и не узнает», – говорит Евгений Герасимов.

Павел Лунгин пришел позже, но подключился сразу – в теорию заговора, признался, не верит. Фильм «Конвой», который он продюсировал, режиссер Мизгирев показывал в Берлине, снимал для России. У нас это радикальное, трудное и поэтическое не приняли. Этот тренд всего мирового кино – беспощадно, бескомпромиссно и жестко о социальных проблемах, у нас многие называют чернухой.

«Я не знаю, откуда они взяли эту формулу, – говорит режиссер. – Все просто как заколдованные повторяли. С экранов на нас льются потоки грязи. Я не знаю, я не вижу никаких потоков грязи, которые льются. Это кино людей, которые болеют проблемами. Болеют сами своей жизнью, болеют жизнью своего государства, отечества, которые болезненно на него реагируют. Реакция в виде гайдаевской комедии – это не есть реакция людей, которые любят свою страну».

Услышав про любовь к стране, Евгений Герасимов достал письмо, но зачитать попросил молодого режиссера Сергея. Воззвание выпускников и студентов кинематографических Вузов. Коллективная акция в защиту светлого и доброго, массовое осуждение фильмов, в которых негативно изображают страну.

«Они лишь представляют собой примитивные попытки грязного саморекламирования и эпатажа публики, – читает Сергей Великоредчанин. – Иногда можно услышать, как участники и зрители того же фестиваля «Святая Анна» спрашивают – и что же тут святого?»

Никита Михалков долго слушал, на словах про святое, не выдержал. Про письмо сказал – «трогательное» и удивился, как те 60 человек, что его написали, подписаться под ним все-таки не решились. Эту анонимность назвал такой же приметой времени, спрашивал, почему снимают кино, унижающее достоинство человека. Ему, конечно, никто не ответил. Говоря о ценностях современного общества, дал жесткую оценку действиям Pussy Riot, сказал не о цензуре и самоцензуре, а о внутреннем самоощущении человека.

«Не пытайтесь все подвергнуть стебу, – говорит Никита Михалков. – Не может великая страна жить, когда нет ничего того, чего нельзя коснуться руками грязными. Вот флаг, гимн, Патриарх. Дело не в том, что надо свято относиться, а дело в том, что есть вещи, которые нельзя перешагивать. Они есть в самых демократических странах. Только что отметили юбилей королевы английской. Это что – показуха? Нет, это мощнейшее событие нации. И к этому все относились так».

Одну из самых острых проблем индустрии вновь затронул Владимир Хотиненко. Как вернуть российскому кино его же, российского зрителя. Предложил то, с чем многие сразу же согласились – если в кинотеатры ходят в основном молодые, то пусть молодые тогда и снимают. Может, дебютанты сломают недоверие зрителя.

«Нужно просто простое волевое решение государства – запустить много ну хоть 30-40 дебютантов, причем в ближайшее время, – считает Владимир Хотиненко. – И проверится, работает это, или пока других рецептов все равно нет. Увещевать давайте, доброе кино – не доброе, публика пугается, публика не хочет этого».

За круглым столом, который шел два с лишним часа , говорили о многом. Вспомнили даже Рэя Бредбери, как он говорил – рано или поздно русские научаться любить себя. Правда, тут же кто-то сказал – Бредбери он все же фантаст. И задачи стали ставить более реальные - создать молодежную секцию при союзе кинематографистов, а по телеэкрану показывать короткометражки.