17.06.2009 | 13:31

Клавдия Шульженко. Певица, ставшая легендой

"Синий платочек", "Записка", "Давай закурим" – песни Клавдии Шульженко можно назвать символом целой эпохи. Незамысловатые, но проникновенные мелодии, от которых веяло теплом домашнего очага, поддерживали солдат в бою и помогали выживать тем, кто в тылу ждал их возвращения. Каждая ее песня была маленьким спектаклем – иногда грустным, иногда смешным, но неизменно задевающим сердца слушателей. 17 июня – день памяти Клавдии Шульженко. Певицы, которая при жизни стала легендой. Рассказывают "Новости культуры".

Юбилейный вечер в Колонном зале Дома союзов. На сцене – Клавдия Шульженко. Тогда, в 1976 году, певица говорила друзьям, что это будет последний гала-концерт в ее жизни. Она сетовала, что не переживет этот вечер. Готовясь к концерту, народная артистка проводила по несколько репетиций в день. После концерта газеты писали: в свои семьдесят она пела лучше, чем тридцать, сорок, пятьдесят лет назад.

После этого вечера были выступления, участие в сборных концертах, Новогоднем огоньке, запись пластинки. Но такого триумфа у певицы не было больше никогда.

"Многие годы спустя я поняла, что была для меня Шульженко. Это дар радости. Песни, даже если и с грустным началом, но все-равно в голосе Клавдии Ивановны было столько света, он был окрашен радостно, что и вся интонация была какой-то праздничной", – вспоминает народная артистка России Елена Камбурова.

Праздник, который Клавдия Шульженко дарила зрителям, начинался для певицы с концертного наряда. Во время войны солдаты просили ее выступать не в форме, как тогда было принято, а в вечерних платьях, чтобы хоть на несколько минут забыть об ужасах войны. "Я пела, а слезы перехватывали горло", – говорила Клавдия Ивановна.

С концертной бригадой Шульженко ездила по фронтовым дорогам, выступала в госпиталях, в окопах под обстрелом. Автобус артистов был поврежден осколками и пулями. После войны такие песни, как "Синий платочек", стали беспощадно клеймить. Их объявили упаднической лирикой. Впрочем, трудности лишь закаляли певицу.

"В одиннадцать утра на репетиции с Мандрусом она одевалась, как на концерт. Самое лучшее платье. Сегодня одно, завтра – другое. Я ее спрашивал: "Клава, почему?". Она говорила: "У меня тогда особый подъем. Я нахожу особые краски для исполнения песни"", – рассказывает композитор, народный артист России Оскар Фельцман.

Каждое слово продумано, каждое движение выверено, каждая песня как моноспектакль. На сцене Клавдия Ивановна царила более полувека. Ее возносили на вершину Музыкального Эвереста и сбрасывали оттуда в пропасть. В последние годы жизни она любила поставить пластинку со своими песнями и слушать их. Песни вместившие в себя целую эпоху, имя которой – Клавдия Шульженко.

Читайте также:
Клавдия Шульженко - народная певица