27.06.2009 | 22:01

Жизнь как система принуждения в спектакле "Тангенс"

Программу Чеховского театрального фестиваля продолжил спектакль "Тангенс". Его представляет Матюрен Болз, создатель театральной компании "Руки, ноги и голова тоже". Это странное название Матюрен Болз придумал, когда услышал рассказ марокканского ткача о том, как он работает. Реплика ткача звучала так: "Здесь я работаю руками, здесь – ногами, а здесь – головой". Матюрен Болз сотрудничал со звездами французской хореографии Жозефом Наджем и Франсуа Верре, а сам поставил уже четыре спектакля. Рассказывают "Новости культуры".

Двигаться в движущемся пространстве совсем не просто. Декорация-мобиле – основа спектакля Матюрена Болза. "Это пространство задает безостановочный режим движения. В него надо вписаться, оно может сбить с ног, оно моделирует не только физические действия, но и психологические ощущения. Наша сценографическая конструкция – метафора жизни, ее потоков, течений, движения. Все время кто-то говорит нам: сделай то, сделай это, быстрей, быстрей!" – поясняет Болз.

Жизнь как система принуждения – такова центральная идея спектакля "Тангенс". Тангенс – значит касательная. Болз говорит, что хотел провести касательную прямой театральной сцены к кругу цирковой арены. На сцене есть и круг – колесо, и прямая – ленточный конвейер. А еще в названии можно заметить отсылку к французскому выражению "prendre la tangente" – "убегать". Тот, кто убежал и выжил, финиширует после семидесяти пяти минут безостановочного движения.

По ходу спектакля звучат отрывки из текстов, написанных людьми, выжившими в концлагерях, размышления о памяти Мориса Бланшо, анонимные реплики о бюрократии и правилах поведения зрителей в театре. Голова, руки и ноги у Матюрена Болза работают одинаково хорошо. Именно этому он учит и своих актеров.

"Честно признаться, я могу гораздо больше трюков делать, чем в этом спектакле. Здесь я, в основном, просто хожу. Но при этом между мной и другими актерами ниточки туго натянуты. Ни на секунду они не ослабевают. В этом весь трюк", – замечает актер Абделиазид Сенхаджи.

Четыре акробата, вовлеченные в спектакль, участвуют в эксперименте по преодолению земного притяжения с помощью батута, шеста, двух конвейеров и одного колеса.

"Лет восемь назад я специально ездил в Звездный городок, в гидро-лабораторию, где можно испытать состояние невесомости. Запомнил движения, телесные ощущения и попытался их воспроизвести", – рассказывает режиссер.

Болз – ученик хореографов Жозефа Наджа и Франсуа Верре. Меньше года назад он приезжал в Москву в составе труппы Верре, принимал участие в спектакле "Без возврата" по "Моби Дику" Мелвилла. Из спектакля Наджа "Крик хамелеона" Болз взял одну куклу. В труппе ее называют Рене, и для новой роли ее пронумеровали. "На самом деле, каждая вещь в нашем спектакле пронумерована. Как в лагере", – говорит создатель постановки.

Единственным исключением из этого правила стал цветок. "Похоже, это мой пунктик. В предыдущем спектакле у меня тоже было живое растение", – признается Болз.

Оставаться живым в спектакле о механистичном ходе вещей непросто. Поэтому цветок замотан скотчем, а запястье у Матюрена Болза перетянуто фиксирующим бинтом. Впрочем, это не мешает ему после падения снова взлетать.

Все материалы о фестивале>>>