03.07.2009 | 23:32

Завещание Шаляпина пополнило фонды Музея музыкальной культуры

Государственный музей музыкальной культуры имени Глинки получил в дар подлинное завещание Федора Шаляпина. Документ преподнесла музею дочь певца Марина Федоровна. Главным сокровищем Федора Ивановича был его голос, но, разумеется, он владел и материальными ценностями, с которыми связан ряд поучительных историй. Сотрудники музея начинают новую исследовательскую работу. Рассказывают "Новости культуры".

В фондах Глинкинского музея собрано восемь тысяч единиц. Бороды, усы, костюмы, сигаретницы – всего восемь тысяч наименований. "У него была огромная армия поклонников, которые ему все эти вещицы дарили. И тут уж хочешь не хочешь – приходилось пользоваться", – замечает старший научный сотрудник Музея имени Глинки Светлана Мартынова.

Посмертная шаляпинская брошь, она же – часы, а сверху – локон певца. Брошь изготовили на память. Чуть позже наследники Федора Ивановича узнали о том, что уготовил им в завещании отец. Завещание написано в трех тетрадных томах. Страницы предусмотрительно защищены парой печатей, нумерацией, водяными знаками и перфорацией.

Все свое состояние – а оно было немалым – недвижимость в Австрии, Франции и Америке, банковские счета – певец завещал своим детям, которых у него было восемь. Только их перечисление со всеми титулами и званиями занимает две страницы. Все было поделено поровну, но дети, собравшись вместе, к согласию прийти не смогли.

"Конечно, они забастовали. Тогда мама сказала: "Хорошо, давайте дома продадим". Так и сделали", – рассказывает дочь Шаляпина – Марина.

Пока разбросанные по всему миру дети Шаляпина решали, как быть с продажей домов, началась война. Французское и австрийское имения были разрушены. "Но кто же в этом виноват?" – философски вопрошает единственная оставшаяся в живых дочь Шаляпина – Марина. Она редко приезжает в Россию, но здесь ее всегда встречают по-русски щедро.

Жизнь Марины Федоровны богата на приключения, но главное воспоминание ее детства – это, конечно, отец. "Помню, как папа диктовал какую-то книгу, и еще я сказала, что хочу быть балериной. А он смеялся: "Как же? Ты же дылда". А я сказала: "Тогда я буду хореографом"", – вспоминает она.

Матильда Кшесинская видела, как танцует Марина. А Бунин с Куприным настояли на том, что ей нужно участвовать в конкурсе красоты. И Марина его выиграла. Позже она вышла замуж за одного из основателей итальянской киностудии "Чинеччита". Когда немцы хотели вывезти оборудование студии за пределы Италии, Марина Федоровна лично позвонила Геббельсу и потребовала остановить это безобразие. Немцы сдались.

Сейчас ей 97 лет. Она живет под Римом и именно туда позвала гостей из Москвы. "Она настоящая женщина, которая не смогла принять нас с утра, потому что готовилась к выходу. Она была в прекрасном состоянии. Глаза ее излучают свет и радость", – замечает директор Музея имени Глинки Михаил Брызгалов.

Марина Федоровна собирается написать книгу об отце, но вот его завещание, как она посчитала, должно находится на его родине, в России. "Он как корень у дуба, корень всей огромной России", – убеждена она.