07.07.2009 | 19:35

Выставка "В трудах державства и войны"

"В трудах державства и войны". Выставка, которая открылась сегодня в филиале Государственного музея Пушкина, посвящена – 300-летию Полтавской битвы и 180-летию поэмы "Полтава". Авторы экспозиции решили взглянуть на события Северной войны глазами Александра Сергеевича Пушкина и его современников. Ведь его поэма стала не только литературным эталоном, но и своеобразной исторической энциклопедией. Среди экспонатов выставки – редкие раритетные издания "Полтавы", а также исторические сочинения, послужившие источниками для ее создания. Выставку уже посмотрели "Новости культуры".

Настоящие раритеты – первое издание "Полтавы" в 1829-м и его перевод – годом позже - на украинский язык. Среди современников поэма вызвала шок. Реальные персонажи смешаны с вымышленными, никакого единства времени–места-действия. Факты – в стихах.

Лидия Ивченко, куратор выставки: "Это выход за рамки жанра. Это оскорбляет литературный вкус, где же тут история".

Пушкин написал "Полтаву" за несколько дней. В числе источников, которые он изучал: "Мазепа" Байрона, "Кочубей" Аладьина, "История Карла XII" Вольтера. Однако, по сравнению с достоверностью Пушкина, эти книги – популярное чтиво. Он поставил знак равенства между поэтом и ученым-историком. Абсолютное новаторство для XIX века.

Конечно, Пушкин – большой исследователь. Во время южной ссылки искал следы шведского короля и могилу Мазепы. Это было в 1824-м. Тогда карта была не такой, как в 1706-м.

На ней - Татария, Московия, здесь же – название, неизвестное в то время – Полтава. Рядом – редкое прижизненное изображение Петра. Работа неизвестного мастера.

В экспозиции - указ об измене Мазепы, подписанный еще царем. Карл же XII– император. Его универсал жителям захваченной Нарвы – с гарантией безопасности и просьбой сохранять спокойствие. Противостояние Петра и Карла – центральная философская тема поэмы. На выставке ее иллюстрируют гравюры XVIII века. Кстати, на изображение героических сцен в России со времен Петра появился своего рода госзаказ. Еще один портрет - сегодня жемчужина коллекции - когда-то числился копией с работы Таннауэра.

Лидия Ивченко, куратор выставки: "В процессе реставрации выяснилось, что портрет – ранний, а поскольку известно несколько работ, есть вариант, что у нас – не копия, а авторское повторение".

Поэма и мир вокруг нее таит много загадок. Сродни адресату эпиграфа, который оказался не безымянным, а вполне конкретным – Марии Раевской. Ее считают потаенной любовью поэта.