08.07.2009 | 12:13

Петр Капица: "Жить надо долго"

Разница между талантом и гением заключается в степени свободы мысли. Академик Петр Капица – один из немногих советских физиков, удостоенных Нобелевской премии. Он пережил мгновения высочайшего признания и годы суровой опалы и вошел в отечественную историю ХХ века "Дон-Кихотом науки", победив "мельницы" системы и сохранив себя как независимую творческую личность. Исполняется 115 лет со дня рождения Петра Капицы. Рассказывают "Новости культуры".

Сейчас про это говорят – курьез. А иначе как из кронштадской гимназии за неуспеваемость исключили человека, которого одиннадцать университетов мира признают почетным доктором наук и который будет владеть столь необычным гардеробом.

"Это мантия Колумбийского университета, это – Вроцлавского", – показывает Елена Капица, директор мемориального музея ученого. Самая почетная – мантия Кембриджа. В этом университете Капица работал тринадцать лет.

"Когда Петр Леонидович после большого перерыва снова попал в Англию, в 1966 году, он подозвал служителя и сказал: "Где моя мантия?". Служитель спросил: "А когда вы оставили ее?" – "Тридцать лет назад". Потом служитель невозмутимо ушел и принес ему мантию", – продолжает Елена Капица.

Почему великий Резерфорд, отец-основатель ядерной физики, взял в свою лабораторию молодого, неизвестного, да еще и с советским паспортом ученого Капицу? Как нобелевский лауреат Резерфорд мог стерпеть от него прозвище "крокодил"? Об этом слагают легенды. Впрочем, молодой и неизвестный Капица был уверен в том, что обязательно станет знаменитым.

"Когда он пришел в мастерскую к Кустодиеву, у него стоял большой портрет Шаляпина на фоне русской зимы. Капица сказал: "Борис Михайлович, почему вы всегда пишете тех, кто уже знаменит? Напишите портрет тех, кто будет знаменит"", – замечает Елена Капица.

Два друга – Семенов и Капица. Оба станут Нобелевскими лауреатами. На портрете Кустодиева Петр Капица изображен со своей неизменной курительной трубкой. В Англии он удивлял всех своими привычками. Резерфорд заявлял, что на опыты Капицы он тратит больше, чем на всю лабораторию.

"В 1935 году Сталин сказал, что Петр Леонидович должен остаться в Советском Союзе и продолжать работать здесь", – рассказывает профессор, доктор физико-математических наук Сергей Капица. Однако без своей лаборатории он работать не мог. И тогда Резерфорд решился. По его просьбе английское оборудование Капицы было продано СССР. В стране Советов ученый открыл явление сверхтекучести, заложил основы промышленного получения кислорода, создал знаменитый Институт физических проблем и выполнял еще одну нелегкую миссию.

"Павлов, знаменитый физиолог, когда он уже был глубоким стариком, сказал: "Я говорил правду правительству, теперь ваша очередь"", – добавляет Сергей Капица.

Это было страшнее, чем назвать Резерфорда "крокодилом". Сталин и Капица никогда не встречались лично, но сохранились знаменитые письма Сталину. "Сначала он писал рукописный вариант. Анна Алексеевна, его жена, перепечатывала. Он вносил правку, потом она снова перепечатывала. Он снова вносил правку и писал окончательный вариант, который сама Анна Алексеевна отвозила в приемную к Сталину", – поясняет Елена Капица.

Почему его не просто слушали, но слышали? Как Капице удалось спасти от репрессий Владимира Фока, от смерти Льва Ландау и продолжать работать, уже будучи в опале? Сорок лет он ждал главной награды – Нобелевской премии по физике. 84-летний ученый сказал: "Жить надо долго". Всю жизнь его сопровождал Дон Кихот, его самый любимый герой. У Капицы была даже шпага – подарок финского университета. Он признавался, что всегда защищал лишь одну Дульсинею – науку.

К 115-летию со дня рождения Петра Капицы в 21:10 смотрите на нашем канале первую часть программы "Нобелевские лауреаты".

Читайте также:
К 115-летию со дня рождения академика Петра Капицы