09.07.2009 | 19:33

Одноактные балеты в Театре Станиславского и Немировича-Данченко

До премьеры трех одноактных балетов в Театре Станиславского и Немировича-Данченко осталось две недели. Восстанавливают "Призрачный бал" Дмитрия Брянцева, к первым показам готовят "Na Floresta" испанца Начо Дуато и постановку "Маргарита и Арман", созданную в 1963 году хореографом Фредериком Аштоном для Марго Фонтейн и Рудольфа Нуреева. Права перенести знаменитый балет на свою сцену московский театр добивался два года. О том, как идут репетиции, рассказывают "Новости культуры".

Репетируют сразу три балета. Галина Крапивина восстанавливает "Призрачный бал" Дмитрия Брянцева. В 1984 году именно она танцевала "Романтический дуэт", а спектакль появился в 1992. "Призрачный бал" сразу назвали современным романтическим балетом, хотя все движения в нем – классические. "Они невесомы, вытекают одно из другого", – замечает Галина Крапивина.

"Маргариту и Арман" ставит Грант Коэл. Он по всему миру восстанавливает балеты Аштона и знает их наизусть. Тем не менее, под рукой всегда хореографическая партитура.
"Каждый характер выделен специальной линией. Здесь каждый взгляд, поворот головы описан. Пять коротких сцен на сорока пяти листах", – показывает хореограф.

Сам Аштон был вдохновлен не только романом Дюма, но и легендарной Гретой Гарбо, сыгравшей "Даму с камелиями" в 1936 году. В 1963 году Аштон поставил балет для Марго Фонтейн и Рудольфа Нуреева. Он был не слишком тяжелым технически, но очень эмоциональным. Постановка закрепилась за легендарной парой, и почти тридцать лет ее больше никто не танцевал. В 1990-е право на исполнение получила Сильви Гилем, несколько лет назад – Нина Ананиашвили, и вот теперь – Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко. Все три версии делал Грант Коэл. "Самое сложное – за короткое время в коротких сценах надо показать трагедию Маргариты и Армана, характер их отношений, драму", – поясняет он.

Татьяна Чернобровкина весь балет находится на сцене. Четыре дуэта, на переодевания остаются секунды, и ни минуты передышки. Здесь не только танцевать – играть надо.

Георги Смилевски волнует другое – сравнение с Рудольфом Нуреевым. Техника не совсем привычная, к тому же перетанцевать кумира – задача не из легких. "Сложно сделать мягко", – признается заслуженный артист России.

Костюмы почти закончены. Платье тяжеловато, граммы предательски перерастают в килограммы, но иначе никак. "Труднее было найти камелии – обычно розы", – замечает художник по костюмам Галина Лиоли. Теперь она думает как сделать алмазное колье.

До премьеры остается всего две недели. Последняя премьера сезона обещает стать самой громкой.