10.07.2009 | 12:44

Валентина Пономарева отмечает юбилей

В мире ее считают уникальной авангардной певицей. Международный биографический центр в Кембридже включил имя Валентины Пономаревой в специальное издание "500 выдающихся личностей ХХ века". Благодаря ее голосу публика убедилась, что романс не обязательно бывает жестоким, а чистота стиля может оказаться важнее чистоты жанра. Сегодня Валентина Пономарева отмечает юбилей. Рассказывают "Новости культуры".

"Спасибо большое! Я люблю вообще бородатых", – признается Валентина Пономарева, принимая цветы от поклонника в компании своего супруга – Константина. Тот, что характерно, тоже с бородой.

Она говорит: "Эти ромашки – культурные ромашки. Я даже не знаю, как они называются. Ой, какая я неграмотная. Я только знаю: "Отцвели уж давно хризантемы..."". Валентина Пономарева лукавит. Она знает не только этот, а, наверное, все романсы. Правда, начала она их петь совершенно случайно. Композитор Андрей Петров пригласил Валентину попробовать спеть в фильме Эльдара Рязанова "Жестокий романс".

"Я не думала, что из этого может получиться вот эта жизнь, которая длится уже не один десяток лет, в которой я купаюсь, которой я живу и которая стала для меня незаменимой", – замечает певица.

По законам кинематографа тех лет Эльдар Рязанов не смог указать в титрах фамилию Пономаревой, спевшей вместо Ларисы Гузеевой. Это очень обидело певицу. Три года они не разговаривали, а потом стали даже дружны. Валентина Дмитриевна спела романс на стихи Эльдара Александровича, а он снял ее в своей "Карнавальной ночи – 2".

Однако все начиналось в жизни Валентины Пономаревой не с романса, а с цыганского трио "Ромэн". Что ж удивительного, если папа Валентины был цыганом голубых кровей? Создатель трио Играф Иошка сейчас вспоминает о том времени с ностальгией: "Мало было плохого, но много было хорошего". Он ставит кассету с редкой записью, на которой Пономарева поет с Нонной Мордюковой.

Через десять лет триумфального существования трио, ставшего лауреатом всех возможных конкурсов, Валентина ушла в джаз. С головой. Выступления с Чекасиным, Курехиным и Тарасовым. Это как первая любовь, после которой – гори все синим пламенем. Ради джаза Валентина Пономарева была готова на крайние меры. Если надо было бы уехать из страны, она бы уехала. Остановил мудрый папа.

"Валя, она чистый человек. А быть в искусстве чистым – это очень много", – заверяет перкуссионист Владимир Тарасов.

"Когда я пела джаз, я ощущала боль, ощущала протест, я ощущала абсолютно свою боевую натуру. Я должна была бороться. В романсе у меня – абсолютный комфорт", – говорит Пономарева. А еще – четкое понимание того, что это нужно. Хотя тяга к экспериментам по-прежнему жива. Каждый год Пономарева ездит в Индию. Говорит, что подпитывается там. В оставшееся время подпитывается здесь, в России. Чемоданное настроение и непоседливость – это для нее, ведь это родное, цыганское.

"Да разве я не счастлива? Да, конечно, счастлива", – утверждает певица.