14.07.2009 | 12:29

Шокирующие постановки на Авиньонском фестивале

В этом году Авиньонский театральный фестиваль собрал рекордное количество зрителей. Именно на них рассчитано нововведение – публику теперь приглашают не только на спектакли, но и на пресс-конференции их создателей. В результате, пресс-центр Авиньона пользуется не меньшей популярностью, чем его основные театральные площадки. Хроника еще одного фестивального дня – в репортаже "Новостей культуры".

Собравшиеся во внутреннем дворике бывшего монастыря Сен-Луи аплодисментами встретили патриарха французской сцены, режиссера Клода Режи. Вокруг него всегда тайна, он особенный, ему позволено то, что исключено для других. Так, его спектакль "Морская ода" в программе Авиньонского фестиваля был единственной постановкой, на которую не допустили ни одного фотографа и ни одного тележурналиста. "Пленка убивает театр", – объяснил мэтр, и, разумеется, никто не стал с ним спорить. А еще театр – вернее, театральный язык – убивает правильный, сделанный по учебнику, перевод.

"Вы знаете, что по законам классического перевода на одной странице не должно дважды встречаться одно и то же слово! Это же невероятная глупость, не правда ли? А ведь именно так зачастую переводят пьесы, нанизывают слова ради абстрактной формы, и ни смысла, ни чувства", – замечает Клод Режи.

Он всегда выбирает сложный материал: от Гарольда Пинтера до Сары Кейн и Маргерит Дюрас. "Морская ода" – это компиляция произведений классика португальской литературы Фернандо Пессоа. В этом спектакле Клод Режи предостерегает от вечной ошибки: жить чужой, а не своей жизнью, подчиняясь лицемерным законам общества.

Другой герой Авиньонского фестиваля отвергает общество еще более решительно. Ян Фабр, артистический директор Авиньона-2005, на этот раз привез один из самых скандальных спектаклей – "Оргия терпимости". Почти отталкивающий натурализм некоторых пластических сцен сменяется изысканной иронией диалогов. Неизвестно откуда взявшемуся Иисусу модный фотограф сразу же предлагает стать лицом одной очень известной марки одежды. Статистки, внешне напоминающие героиню из "Ночного портье" Лилианы Кавани, предостерегают: "Вы так боитесь террора, но завтра вы не узнаете ваш мир. В нем не останется ничего по-настоящему европейского". Ян Фабр в невероятно жесткой по стилистике манере описывает беды современного общества: психоз потребления ради потребления, нетерпимость, шовинизм, падение нравов.

"Да, я уверен, что сегодня форма обличения, осуждения современного общества должна быть именно такой. Беспощадной", – заверяет режиссер. Он беспощаден и к своей труппе. Актеры Яна Фабра должны быть профессиональными танцовщиками, а танцовщики – актерами. "А как же иначе? Это XXI век. Когда в труппу поступает танцовщик, мы учим его актерскому ремеслу – и наоборот. Одно без другого мне не нужно", – добавляет мастер.

Поскольку многие шокирующие сцены спектакля могут вызвать неоднозначную реакцию консервативно настроенной публики, актеры заранее готовят себя к неожиданностям. "Мы ни в коем случае не должны останавливаться, что бы ни произошло. Это не значит, что мы ничего не чувствуем, просто мы должны выдержать ритм спектакля до конца", – замечает актер Седрик Шарон.

Закадр. Пока "Оргия терпимости" вызвала только шквальные аплодисменты, однако публика Авиньона искушенная и прогрессивная, а жизнь этого спектакля еще только начинается.

Такие постановки, как "Оргия терпимости" Яна Фабра, это спектакли-путешественники. Сегодня его играют в самом сердце средневекового Авиньона, а завтра крепостные стены окажутся позади, и труппа переедет в Дубровник, на другой театральный фестиваль. В ноябре спектакль привезут в Москву, на фестиваль "NET", правда в России его будут играть уже не на открытом воздухе.

Будем надеяться, что столичные зрители не хуже авиньонских разберутся в жутковатых метафорах и хлестких ассоциациях, заложенных Яном Фабром в постановку "Оргия терпимости", ведь в традиции нашего театра заложены и самоценность идеи, и гражданская непримиримость.

Все материалы о фестивале>>>