25.06.2012 | 10:26

Появится ли на Ордынке музей Анны Ахматовой?

В столице может появиться музей-квартира Анны Ахматовой. До сих пор существовало только два мемориальных адреса – Фонтанный дом в Петербурге и Бежецк, где после революции обитала семья Николая Гумилева. В Москве же Ахматова останавливалась у друзей – писателя Виктора Ардова и его жены Нины – близкой подруги Анны Андреевны. Их квартира на Ордынке и стала «убежищем великого таланта». Рассказывают «Новости культуры». Рассказывают «Новости культуры».

«Ну что, как матушка-Москва?» Так всякий раз говорила Анна Ахматова по дороге с вокзала на ставшую родной Ордынку. Здесь в доме 17 в 13-й квартире ее всегда с нетерпение ждали друзья. Михаил Ардов ведет нас маршрутом, по которому, если все получится, вскоре пройдут посетители нового музея. На фасаде дома – мемориальная доска, во дворе – бронзовая скульптура Ахматовой по рисунку Модильяни. В квартире Ардовых на втором этаже пока живут люди. Но вот она – шестиметровая крошка, которую всегда занимала Ахматова – так называемая «Алешина комната». Здесь даже кровать не помещалась – для Анны Андреевны стелили матрац.

«Здесь стол письменный и стул, и все, – рассказывает священник Михаил Ардов. – И вот тут-то большую часть своих гостей принимала Ахматова. Иногда даже по два человека. В этой комнате была первая длинная беседа и, по существу говоря, знакомство Ахматовой и Цветаевой. Вот тут они вдвоем сидели. Ахматова сидела, как правило, на своем матраце, как на тахте. Дверь закрыта, и они тут спокойно тихонечко беседуют».

Эти стены видели многих легенд времени: Чуковская, Раневская, Эрдман, Солженицын, Зощенко, Шостакович. Аркадий Райкин в этой гостиной выступал специально для Анны Андреевны, когда той уже тяжело было ходить в театр. В этой комнате Ахматова подарила Борису Пастернаку, в тяжелое для него время, такие строки:

«Здесь все тебе принадлежит по праву,
Стеной стоят дремучие дожди.
Отдай другим игрушку мира - славу,
Иди домой и ничего не жди».

Авторы идеи музея берутся восстановить интерьер ахматовской комнаты и большой гостиной. Все вещи, бывшие в них некогда, доживают свой век в гараже напротив. Вот это диван, на котором Ахматова долгими часами беседовала со своими гостями. После реставрации эти вещи могут обрести вторую жизнь. Но главное даже – не в мемориальности. Дело – в воссоздании территории Ахматовой, в возможности через пространство прикоснуться к вечности.

«Если вы приходите куда-то и говорите: вот, в Москве откроется музей. Это не музей… Это такая невероятная какая-то квартира, место, памяти замечательных людей, – говорит народный артист СССР Алексей Баталов. – Такое убежище великого таланта, великого человека в страшные времена преследований и гонений».

Попытки открыть двери удивительной квартиры на Ордынке для тех, кому имя Ахматовой дорого и интересно, Михаил Ардов и Алексей Баталов делают уже давно. Сейчас, наконец, получено принципиальное согласие столичных властей на создание здесь музея. Для реализации замысла город должен выкупить квартиру в муниципальную собственность. Мемориальные вещи – мебель, автографы, картины будут переданы безвозмездно.

«Мне казалось, что это само собой понятно, и так случится, – говорит Алексей Баталов. – Но дальше, как вы видели, ничего из этого не вышло, никому это не было особенно интересно. И вот теперь, когда уже или удастся это сделать, или все пропало, мне кажется, что в последний раз надо изо всех сил попытаться сделать».

«Королева-бродяга», как называл Ахматову писатель Юрий Герман, в этой квартире Ахматова всегда была среди своих. Свое знаменитое: «Из-под пестрой скатерти не видать стола. Я стихам не матерью, мачехой была» – написала тоже здесь, о том самом столе, который пестрел в гостиной Ардовых. Том самом, который гниет сейчас в гараже. Том самом, у которого появился шанс вернуться.