24.07.2009 | 23:33

Последняя премьера сезона в Театре Станиславского и Немировича-Данченко

"Призрачный бал" Дмитрия Брянцева вернулся в репертуар театра, а балеты "Маргарита и Арман" Фредерика Аштона и "Na Floresta" российская публика увидела впервые. Постановками знаменитого испанца Начо Дуато гордятся ведущие балетные театры мира. Теперь его постановка украсила московскую сцену Театра Станиславского и Немировича-Данченко – первого российского театра, с которым вступил в сотрудничество один из известнейших хореографов мира. Рассказывают "Новости культуры".

На лишний билетик в этот вечер рассчитывать не приходится. Последняя премьера сезона – из тех, что в дальнейшем определяют качество репертуара. К тому же вечер одноактных балетов собрал три мировых шедевра. Два из них – "Маргарита и Арман" и "Na Floresta" – впервые поставлены в России.

"Сегодня, в XXI веке, лучшие спектакли мирового балета должны появляться на сцене этого театра", – считает генеральный директор Театра Станиславского и Немировича-Данченко Владимир Урин.

Несмотря на летнюю жару, труппа стойко вынесла семичасовые репетиции. Приезд в Москву Начо Дуато дал артистам второе дыхание. Хореограф не смог остаться на премьеру – в эти дни в его театре тоже идут последние репетиции спектакля, но мастер сам отшлифовал все детали.

"Усталость накопилась огромная. Но, тем не менее, желание показать сегодня то, что мы сделали, велико", – замечает художественный руководитель балета Театра Станиславского и Немирович-Сергей Филин.

Балет идет двадцать три минуты. Казалось бы, нет ничего проще, но эту территорию современного танца классические танцовщики брали штурмом.

"На самом деле, это плоды упорной работы над собой, борьбы со своим телом, поисков каких-то решений", – говорит солист театра Алексей Любимов.

Абстрактный танец Начо Дуато по плечу не каждой труппе. Пируэты и классические поддержки никто не отменял. Именно с "Na Floresta" хореограф начинает работу с незнакомой труппой. Сразу его стилем не овладеть. Не обошлось без травм. У Марии Тюриной – перелом ноги, и это за неделю до премьеры. "Я танцевала вместе с ребятами, и мне так хотелось... Я очень люблю эту потрясающую хореографию, эта потрясающая музыка меня трогает до глубины души. Я очень хотела бы станцевать, и я надеюсь, что я станцую", – говорит она.

Легкость танца обманчива. За ней – титанический труд до седьмого пота. Танцовщики говорят: после "Na Floresta" они даже классику воспринимают по-другому. "Эта хореография открывает что-то новое для тебя, и ты можешь многое перенести в классику", – поясняет солистка театра Виктория Капитонова.

Начо предпочитает абстрактность сюжету. Балет для него – это поэзия, а не проза. Танец передает то, что недоступно словам. В этом ему помогает музыка бразильца Вила Лобоса.

"Мы всегда пытались что-то делать, каждый раз все лучше и лучше. А оказывается, надо было просто расслабиться и танцевать музыку", – поясняет солистка театра Валерия Муханова.

Ева Лопес – ассистент Дуато. Она восстанавливает его балеты по всему миру. К постановкам подходит педантичнее, чем сам хореограф. "Я счастлива. Ребята старались. Мы много работали, и какую-то часть стиля Начо они передали. Я думаю, дальше будет еще лучше", – говорит она.

"Маргарита и Арман" – заключительный аккорд вечера. Шедевр Аштона, созданный для Фонтейн и Нуреева в 1963 году, теперь танцуют в Москве Татьяна Чернобровкина и Георги Смилевски.

"У всех наверняка в памяти исполнение самого Нуреева, и хотя бы приблизиться на какую-то долю к его исполнению очень сложно по стилистике", – отмечает Георги.

За четыре короткие сцены герои проживают историю легендарной "Дамы с камелиями". Страсть, обман, разрыв, смерть.

"У нас получается четыре дуэта. Один дуэт станцевали, быстро переоделись – в это время проигрыш идет – вышли на второй дуэт. Только успеваем костюмы менять", – добавляет Татьяна.

Последние дни перед премьерой "Маргариты и Арман" художник Галина Лиоли ломала голову над колье. Это не просто красивый аксессуар.

"Приходит главный герой, и он должен его сорвать, раз – и все", – поясняет она. Маленький магнит на застежке и бутафорские камни на кружеве делают колье легким и хрупким. В кульминационный момент оно не подводит.

Маленькие шедевры великих хореографов двадцатого века теперь в афише Театра Станиславского и Немировича-Данченко. Их эксклюзивность и качество вне сомнений. Впрочем, это не единственная козырная карта. В новом сезоне в театре ждут на постановку Иржи Килиана.

Читайте также:
"Хореографические шедевры" на сцене Театра Станиславского и Немировича-Данченко

Варвара Вязовкина о спектакле "Хореографические шедевры ХХ века"

Начо Дуато представляет премьеру в Театре Станиславского и Немировича-Данченко