28.07.2009 | 19:38

"Три художника, три мира, три искусства"

В Москве очередной летний вернисаж знакомит с творчеством трех художников - Романа Айххорна, Алены Дергилевой и Григория Соколова. Их юность прошла в мастерских Российской Академии художеств, там сформировался их авторский почерк. Художники - разные по стилю, работающие в разных жанрах и техниках, живущие в разных уголках планеты, совместную выставку назвали просто "Три художника, три мира, три искусства". На ней побывали "Новости культуры".

Трое в одной художественной лодке. Алена Дергилева, Григорий Соколов и Роман Айххорн дружат уже не одно десятилетие. Им удалось подружить даже направления, в которых они работают, и объединить их в одну выставку. Такая вот дружба жанров и народов. Уроженец Вестбадена Роман Айххорн каждые два года приезжает в Россию пообщаться со своими друзьями-художниками. Эта его первая выставка в Москве.

Роман Айххорн, художник: "Я давно увлекся рисунком и развешивал их в своей мастерской. И каждое утро приходил, мне казалось, что не хватает цвета. Начал вводить цвет, и так увлекся, что перешел в живопись маслом. Такой живописец-самоучка".

В этом содружестве цвет дополняет элегантную сдержанность офорта, а деревянная скульптура овеществляет акварель. Григорий Соколов свои скульптуры испытывает каленым железом. Дерево прошивается раскаленными гвоздями, и получается новая форма. Новое содержание дает отпечаток скульптуры на бумаге.

Григорий Соколов, художник: "Это одна из моих печатающих статуй. Я, извините, вместо "скульптуры", говорю "статуя". Потому что учился графике. А скульптуру только во дворце пионеров изучал, да и там она называлась лепка. Поэтому от бабушки у меня это пришло – "статуя"".

Что нарисует "статуя" естественно, заранее не известно.

Григорий Соколов, художник: "Для меня интрига каждый раз, что же это я такое сделал".

Из всей троицы графикой продолжила заниматься только Алена Дергилева. В студенчестве она буквально заболела офортом. Для нее – это самое точное средство выражения. Но выставка для нее не только дружеская акция, но и повод поговорить о проблемах своего жанра.

К сожалению, в Москве не осталось ни одного комбината графического искусства, которые бы работали и поддерживали художников. Литография практически умерла в Москве. Офорты еще теплятся, т.к. их можно самой сделать, травить, печатать".

Любимое искусство хочется передать будущим поколениям. Поэтому Алена рада, когда появляются последователи. Несмотря на уменьшение интереса к этому жанру, оптимизма художница не теряет. И проблемы отступают. Особенно, если рядом друзья.