05.08.2009 | 11:51

В "Сатириконе" репетируют героическую комедию "Тополя и ветер"

В конце сентября на сцене "Сатирикона" зашумят "Тополя и ветер". Если можно так сказать о камерной лирической комедии, которая является редкостью в репертуаре театра, традиционно тяготеющего к эксцентрике. Пьеса современного французского драматурга Жеральда Сиблейраса, удостоенная престижной премии Лоуренса Оливье, с успехом идет во многих европейских театрах. "Сатириконовскую" версию истории трех неунывающих ветеранов Первой мировой, доживающих свой век в богадельне, ставит сам худрук Константин Райкин. О прогоне спектакля рассказывают "Новости культуры".

Трое ветеранов-инвалидов не желают отступать перед старостью. Их линия фронта – далекий холм с тополями. Они строят план, как туда добраться. Вот и весь сюжет спектакля, не перегруженный активным внешним действием. Герои в силу состояния здоровья вообще редко покидают кресла. Все это явно выбивается из бурлескной и яркой стилистки "Сатирикона".

"Наш последний спектакль – буффонада, а тут – пьеса с юмором, теплая, уютная на нашей огромный сцене", – замечает актер Максим Аверин.

Спектакль сейчас находится на стадии прогонов. Константин Райкин выделяет главное. Конечно, Густав, Рене и Фернан – это старики-разбойники. Их яркий темперамент и есть эпицентр всего действия. Наглядное пособие для всех зрителей.

"Это очень оптимистическая пьеса про энергию заблуждения, которая заставляет людей жить. У них сюжет жизни кончился, а они его продлевают", – гооврит режиссер.

В постановке заняты премьеры "Сатирикона". Им приходится преодолевать не столько психологическую, сколько возрастную дистанцию. Они впервые играют старость подробно, на протяжении целого спектакля. Безусловно, это настоящий вызов актерской природе.

"В этом заключается дополнительное мастерство. Высшее актерское проявление, выражение перевоплощения", – считает Райкин.

Актерам предоставили весь возможный вспомогательный арсенал – психологов, визиты в дома престарелых и клиники, однако ничто не заменит золотых слов худрука.

Григорий Сиятвинда для своего Фернана, страдающего припадками эпилепсии из-за пули в голове, придумал и дефект дикции, и походку. "Иногда забываю, и место Фернана занимает Григорий", – признается актер.

"Тополя и ветер" назвали героической комедией. Потому, что действующие лица и есть герои Первой мировой, а еще потому, что они не сдаются старости, которая, как известно, порабощает тело, но не трогает душу.