05.08.2009 | 19:36

Мастера из Германии восстанавливают шедевры Петергофа

Про них говорят: они знают время изнутри. Петергоф принимает лучших в мире часовщиков. Это стало уже доброй традицией. Вот уже десять лет подряд в августе специалисты из Германии приезжают в знаменитый музей-заповедник Петербурга. Там они занимаются реставрацией часов из уникальной петергофской коллекции. Благодаря им вновь заработал потешный хронометр Александра Второго и будильник Петра Великого. Для немецких мастеров в парке Александрия оборудована целая лаборатория. Рассказывают "Новости культуры".

В обществе любителей старинных часов замка Расфельд состоит сорок человек, но Петергоф готов принять лишь шестерых. Приходится кидать жребий. Две недели в России – это трудно, но интересно. Расколотые циферблаты, выточенные из подручного материала, нужно исправить, почистить, завести.

"За десять лет мы уже приросли к Петергофу. Мы привезли сюда столько оборудования – у нас тут уже целая мастерская. Но все равно каждый из нас носит самое необходимое в особом чемоданчике. Вот такие инструменты. Мелочь, а набирается семь-восемь килограммов", – говорит Бернд Шмельцер. Профессиональный часовщик и тромбонист-любитель в России уже в десятый раз. Он успел выучить все популярные мелодии и сочинить немало своих.

Начинают ровно в девять и уходят ровно в пять. Часовщики по-немецки пунктуальны, хотя сами смеются над русским мифом о немецкой точности.

"Часовщик никогда не должен падать духом. Терпение и еще раз терпение. И любознательность. Эти часы созданы в девятнадцатом, в восемнадцатом веке. Мы обязаны хорошо знать ту эпоху, мы готовы в нее переселиться, чтобы понять логику мастера – создателя часов", – говорит часовщик Петер Роммерскирхен.

Дворец Коттедж – бывший летний дом императорской семьи. Днем там царит усыпляющий голос экскурсовода, но и по ночам тишины не дождаться – бьют и тикают часы. Каждый из этих механизмов создавался годами, стоил дороже кареты или дюжины крепостных, но однажды погиб и воскрес при помощи немецких мастеров.