08.08.2009 | 22:05

Кенозерские "небеса" спустились на землю

"Небеса" Русского Севера – уникальные росписи сводов деревянных храмов и часовен – перемещены из Архангельской области в столицу. Им была необходима срочная реставрация – "небеса" потемнели и прохудились. Восстановительные работы, которые ведут специалисты Центра имени Грабаря, должны быть завершены к октябрю. "Возрожденными" творения русских иконописцев сначала будут представлены на выставке в Москве, затем они вернутся в земли Кенозерья. Рассказывают "Новости культуры".

Кенозеро, что в Архангельской области, это единственное в мире место, где до неба можно дотянуться рукой. "Небеса" на Кенозерье особые. Их ровно пятнадцать. "Небо" – это расписное потолочное перекрытие деревянной часовни. Нигде в мире таких больше нет. Потолок часовни как второй иконостас – это истинно русское изобретение.

"Люди здесь живут, и для них часовня – это продолжающаяся жизнь. Из поколения в поколение", – поясняет искусствовед Татьяна Кольцова.

Часовни на Русском Севере ставили с незапамятных времен. Храмы в честь Великомученицы Варвары называются Варварушками, в честь Святителя Николая – Николушки. При Петре пытались запретить рубить и ставить часовни, но не смогли.

Конечно, Петра больше интересовало строительство флота, чем строительство часовен. Но запрет на часовни был не причудой государя, а мерой борьбы со старообрядцами. В то время они собирались именно в часовнях, так как церквей у них почти не было. Впрочем, часовни возникали и при Петре, и позднее. Местные батюшки просто закрывали на них глаза, а потом писали объяснительные архиерею.

"На мониторе очень хорошо видно, как в часовне располагались эти грани. Центральный медальон находился в самом центре, под куполом храма, а лучевые грани шли по всему периметру ", – рассказывает реставратор Сергей Субочев.

На всем Кенозерье только в деревне Усть-Поча сохранилась часовня, в которой "небо" не простое, а подписное. Автор – семнадцатилетний иконописец-самоучка – корявыми буквами оставил послание для потомков. Случай в иконописи уникальный. "Писаны сии небеса в 1881 живописцем Федором Захаровым Илоком, урожденцем Полонецкой губернии Каргопольского уезда Мишковской волости деревни Большого Конева. От роду семнадцать лет мастеру".

"У этого мастера очень ярко выраженная манера. Это настолько свежо, настолько чисто, как мир, в котором это все создавалось. Это искусство очень подходит тем местам", – говорит искусствовед Татьяна Юдкевич.

Усть-починское "небо" реставрируют в Москве, в Центре Грабаря, как произведение искусства. Хотя живопись, по словам искусствоведов, не выдающаяся. Скорее всего, автор учился писать иконы у монахов на Соловках.

"Необычно то, что в таком возрасте очень сложно сделать такую грандиозную, монументальную, масштабную работу. Можно написать одну икону, две, пять, но написать целый комплекс без какой-то подготовки, конечно, очень необычно", – замечает художник-реставратор Марина Скутте.

Кенозерские "небеса" официально признаны достоянием планеты, однако они не могут храниться в музее. С самого начала было решено: экспонат, несмотря на уникальность, после реставрации вернется на место. "Небо" подкрасят, немного подклеят, и отправят в деревню Усть-Поча, в Никольскую часовню, что на самом берегу Кенозера.