14.08.2009 | 19:31

Владимир Федосеев: главное – разбудить вдохновение

Новый концертный сезон Большого симфонического оркестра имени Чайковского начнется на выезде. Подопечные Владимира Федосеева готовятся к нескольким европейским фестивалям. Уже через три дня прославленный коллектив выйдет на сцену Дворца Фестивалей в Испании, еще через двое суток музыканты дадут единственный концерт в Цюрихе. Что можно успеть за две репетиции после летних отпусков и за несколько часов до отлета? Маэстро Федосеев уверен: главное – разбудить вдохновение. Рассказывают "Новости культуры".

Репетиции – это не военные учения, но без дисциплины здесь не обойтись. Впереди у Владимира Федосеева и Большого симфонического оркестра имени Чайковского масштабный по замыслу музыкальный поход, и сегодня – последняя репетиция коллектива в России.

Крепости, которые Большому Симфоническому предстоит покорить, находятся на Севере Испании и в Швейцарии. Два фестиваля – в Сантандере и в Цюрихе. На карте предстоящего гастрольного маршрута – Международный музыкальный фестиваль молодых солистов "Орфеум".

"Он немножко сродни нашему "Щелкунчику", концепции "Щелкунчика". Дети там повзрослее, но идея одна и та же: помочь молодым пробиться", – говорит маэстро Федосеев. Главнокомандующий оркестра из тех интеллигентных дирижеров, которые добиваются своей цели – идеального звучания оркестра – без чтения нудных лекций и психологического прессинга.

"Командный стиль хорош, но он лишает человека душевной свободы. Он будет играть под строгой командой из-за боязни", – поясняет худрук Большого симфонического.

Маэстро стремится разбудить в душах оркестрантов вдохновение после летнего отпуска. Свое же вдохновение дирижер искал в единении с природой, на отдыхе в деревне. "Собирал грибы, ягоды, рыбу ловил. С тишиной сидеть, не разговаривая, потом все это выплывает", – рассказывает он.

Каждая репетиция Федосеева – это напряженная работа, после которой возвращаются исчезнувшие за время отпуска мозоли от соприкосновения с инструментами. Но главное, это интеллектуальная беседа, убеждающая каждого музыканта Большого симфонического оркестра в том, что он гораздо талантливее, чем сам о себе думает.