19.08.2009 | 13:46

95 лет со дня рождения аниматора Бориса Дежкина

Аниматора Бориса Дежкина часто называют "русским Диснеем". На его знаменитых лентах "Шайбу, шайбу", "Матч-реванш", "Чиполлино" выросло не одно поколение советских детей. При жизни режиссера часто упрекали в том, что его рисованные герои слишком просты, но именно эта простота и делала их узнаваемыми. Достаточно было увидеть всего пару кадров, чтобы понять: это работа Дежкина. Сегодня со дня рождения замечательного мультипликатора исполняется 95 лет. Рассказывают "Новости культуры".

Мастером мультипликации Бориса Петровича Дежкина сделала… стенгазета. Карикатуры на работников шарикоподшипникового завода, где он работал, так понравились директору, что он сказал: "Рабочих у нас много, а вот художников мало". И вдохновленный Дежкин ушел в "Крокодил". Там и открылся главный секрет будущего мультипликатора: в его рисунках всегда было движение. В 36-м он пришел в "Союзмультфильм". …

Эдуард Назаров, режиссер: "И рисовал он стремительно.
Рисовал он стремительно. Рисовал всегда какими-то огрызками карандашей. И они у него ломались без конца".

Дежкин работал с известными режиссерами и создавал самые эксцентричные сцены советской мультипликации. На показы его работ собирался весь коллектив. Учителем своим он считал Уолта Диснея.

Эдуард Назаров, режиссер: "Я думаю, Дисней сам мог бы поучиться у Дежкина".

В 50-х вышли несколько его фильмов: "Тихая поляна", "Кто первый?", "Слон и муравей". Герои Дежкина начали жить своей жизнью в витринах магазинов, в газетах и на обложках школьных тетрадей. В 57-м он создает, возможно, свой главный шедевр – мультфильм "Чудесница".

Сергей Капков, киновед: "Например, фильм "Чудесница" - самый любимый мультфильм Хрущева, про кукурузу. Популярность была благодаря куплетам чертополохов, сорняков – блатных таких, с гитарой, это делал Дежкин".

С начала 60-х появляются спортивные фильмы Дежкина. "Матч-реванш", "Метеор на ринге", "Необыкновенный матч". Он создает узнаваемых всеми героев, наделив их смешными именами. Фирменные "чмурики" и "зубастики" кочуют из фильма в фильм.

Сергей Капков, киновед: "У него в каждом фильме персонажи такие –приплясывающие, с походочкой "ум-ца, ум-ца, ум-ца"".

В этом бесконечном танце, беге и прыжках друзья узнавали самого Дежкина.

Юрий Норштейн, режиссер: "Он был одновременно клоун, акробат. Шел по коридору, вдруг делал заднее сальто и шел дальше".

Дежкин никогда не засиживался за столом. Персонажи рождались в его голове и тут же появлялись на бумаге. Многих такая стремительность пугала.

Юрий Норштейн, режиссер: "Он всегда говорил кратко. Панорама – ПНР, наплыв – НПЛ. Он даже обращался - Раиса Фричинская – РФ. Даже когда прощался с ней, говорил: "РФЦК" ("Раису Фричинскую целую крепко"".

Стремительностью собственных движений он делился с персонажами.

Эдуард Назаров, режиссер: "Двигался очень быстро. Но также быстро и останавливался".

Бориса Дежкина обвиняли в том, что его герои слишком простые: круглая голова, короткие ноги, никаких деталей. Но он говорил, что избегает лишь ненужных деталей. А за внешней простотой скрывались секреты настоящего мастерства, которыми он, с удовольствием делился.

Юрий Норштейн, режиссер: "Он говорил: "А ты знаешь египетское искусства?" Я: "Знаю". "А ты знаешь, что там все вот так?" "Знаю". "Так вот я воспользовался этим принципом – опустил панораму по косой"".

Во время войны взрывом бомбы в доме Бориса Дежкина выбило стекло. Закрывая собой жену, будущий режиссер потерял глаз. "Одноглазый гений" – так называли Дежкина коллеги. Даже великий Федор Хитрук называет его своим учителем.

Эдуард Назаров, режиссер: "Его энергию ничем нельзя было ни чем потушить. Он все проходил, как нож сквозь масло. И все удивлялись: "Ну, Дежкин, ну, молодец!" И тут он делал вам сальто".