26.08.2009 | 10:28

Николай Левиновский и его мелодии

Конец августа вызывает противоречивые чувства: желание запомнить ощущение летней свободы и легкую ностальгию. Выручает джаз. Идеальный выбор – сегодняшний вечер в джаз-клубе Игоря Бутмана. Легендарный джазовый пианист и композитор Николай Левиновский подарит поклонникам любимые мелодии - "Your Favorite Tunes".
Левиновский – знаковая фигура в истории советского джаза. Созданный им в 1978 году ансамбль "Аллегро" стал открытием. Группа, первой рискнувшая "смешать, но не взбалтывать" джаз и русский фольклор, неоднократно признавалась лучшим джазовым коллективом страны и представляла Россию на крупнейших мировых фестивалях. С 1990 года Левиновский живет и работает в США, но в последнее время нередко выступает на родине. Съемочная группа "Новостей культуры" встретилась с музыкантом накануне концерта.

Николай Левиновский очень медленно размешивает кофе… Джет лаг – в российской столице середина дня, но музыкант живет по нью-йоркскому времени, так что там он еще не проснулся.
Левиновский действительно легендарный джазмен: Николай еще жил в СССР, когда в гостях у него побывал Чик Кориа. Гэри Бертон называл Левиновского несомненным талантом, а с Дейвом Брубеком была и вовсе забавная история.
"Он приехал, недавно перенес инфаркт. Все говорили – не мучайте старика, полегче, не надо его утомлять. А кончилось все тем, что мы в четыре руки стали играть на одном фортепиано", - вспоминает Николай Левиновский.

Грампластинки советского музыканта Левиновского расходились многотысячными тиражами. И вдруг, в лихие 90-е, Николая потянуло на родину джаза: "Было такое ощущение, что все то, что можно было здесь сделать, я сделал. А жить-то хочется дальше, продолжать что-то на новом уровне. Этот уровень представлялся как перемещение себя в Нью-Йорк, в столицу мирового джаза".

Там было трудно. Несмотря на то, что The New York Times благосклонно отозвалась о его американском дебюте, Левиновскому пришлось завоевывать авторитет долгие годы. То, что в результате в Америке он занял место не возле джазового олимпа, музыкант не скрывает: "Да, это так и есть. Я там не звезда. Но я один из тех винтиков американской джазовой машины".

Левиновскому действительно безразлично, какое положение он занимает в системе рейтингов. Популярность его мало волнует. Он живет исключительно музыкой.
"Я мальчиком лет двенадцати услышал джаз, ничего о нем не зная, – говорит джазмен. – Я его тут же полюбил. Меня не нужно было агитировать, убеждать. Это сразу была моя музыка, с первых же звуков".

То, что джазовым музыкантом можно стать только в Нью-Йорке – убеждение многих. В это поверил и умудренный опытом джазмен Левиновский. Круто изменив свою жизнь, он ни разу не пожалел об этом.
Когда музыкант начинает говорить о том, как учат играть джаз в Америке, у него загораются глаза: "Американское джазовое образование – это уникальная штука. Там так хорошо обучают, так крепко ставят на ноги музыкантов, что у него в вопросах профессионализма никаких проблем не возникает".

Джаз – не статичное искусство. Левиновский относится и к своей жизни так же, как придумывает и переплетает мелодии, играя на рояле, проще говоря – импровизирует.