28.08.2009 | 23:30

Музыкальное ожерелье Любови Казарновской

Любовь Казарновская открыла сезон своих выступлений концертом "Жемчужины ХХ века". Произведения, которые певица считает музыкальными драгоценностями ушедшего столетия, она исполнила в сопровождении ансамбля солистов "Эрмитаж". В программе прозвучали сочинения, довольно редко исполняемые и не совсем обычные для репертуара оперной певицы. О сквозной теме концерта, а также о музыкальных жемчужинах, оправленных голосом оперной дивы и звучанием гобоя Алексея Уткина, рассказывают "Новости культуры".

Любовь Казарновская не любит героинь, которые плачут. Ей ближе бушующий ураган чувств. Этим вечером на сцене кипели настоящие страсти. Страсти по Дягилеву.

Очень женственная и волевая, она стремительно появилась на сцене и повела слушателей за собой в Париж начала ХХ века. Прокофьев, Штраус – эти имена композиторов должны напомнить о Дягилеве. Такова заданная тема концерта. Неожиданным поворотом оказались русские народные песни в обработке Прокофьева.

"Для тех, в ком бьется русское сердце, русский дух, эти песни – кусок души, сердца, натуры, кровь, – заверяет певица. – Я их для себя открыла, я так счастлива".

Если Казарновская взялась петь народные песни, то она исполняет их в своем стиле – пикантно и с лоском. Все детали певица обсуждала на репетиции с ансамблем солистов "Эрмитаж" и его руководителем Алексеем Уткиным

Кстати, на одной сцене с Алексеем Уткиным Любовь Казарновская встречалась только на репетиции. Они решили, что на концерте голос гобоя Уткина и сопрано Казарновской не прозвучат дуэтом. Эти солисты, как два корабля, которые вроде бы рядом, но бороздят разные части океана.

"Моя функция здесь, скорее, дать отдохнуть певице, перевести дух. Мы не встречаемя на сцене, я бы мог стоять в ансамбле, но предпочел слушать", – поясняет Алексей Уткин.

"Проектов, запущенных на полном ходу, много. Когда что-то выйдет, я Вам обязательно дам интервью", – обещает Любовь Казарновская.

Оказавшись на гребне волны, она никогда не останавливается на достигнутом. Нитка жемчуга на шее – как аллегория музыкальных жемчужин ХХ века, собранных ею в одном концерте.