31.08.2009 | 12:55

Уникальные книги Джона Гульда – в Дарвиновском музее

"Человек-птица" - так назвал себя английский орнитолог, путешественник и художник Джон Гульд. И, в общем, не погрешил против истины. Доказательство – выставка в Государственном Дарвиновском музее, где представлены редчайшие фолианты ученого. В экспедициях по всему миру Гульд провел более полувека – и всякий раз результатом становилась новая, роскошно иллюстрированная книга. С уникальными изданиями познакомились "Новости культуры".

От крошки-колибри до внушительного тукана. В книгах Джона Гульда – все птицы - в натуральную величину. Это необходимое отступление от художественного замысла в сторону реализма. Потому, что это научные издания.

Элеонора Павловская, сотрудник Государственного Дарвиновского музея: "Если она больше, то художники призывали свою фантазию. Если лебедь или гусь - они принимали определенную позу, чтобы уместиться".

Редчайшая для XIX века полиграфия – краска наносится поверх тончайших пластин фольги – и колибри сияет как настоящая. На издание такой книги уходили десятилетия – возможности для тиражирования в то время были сильно ограничены. Нелегкий труд. Да и весит такой фолиант, как взрослый страус эму.

История этих книг похожа на приключенческий роман со счастливым концом. В 17-м году книги могли быть похищены из коллекции Дарвиновского музея. Но здание взял под охрану директор московского зоопарка. Поставил у закрытой на замок двери революционных матросов. Так книги остались в музее.

Азия, Африка, Австралия… для создания своих книг Джон Гульд объездил весь свет. Но в одиночку создать 45 томов довольно сложно. В работе исследователю помогала жена-художник.

Элеонора Павловская, сотрудник Государственного Дарвиновского музея: "Она вместе с ним совершила кругосветное путешествие, была рядом, помогала во всем. И это не помешало ей родить шестерых детей".

В одной из таких кругосветок Гульды первыми описали волнистых попугаев. Настолько точно, что более поздние наблюдения не добавили ничего существенного и по сей день. А волнистый попугайчик стал домашним питомцем. Как и птичка амадина Гульда, названная в честь жены исследователя. Джон Гульд создал почти три тысячи рисунков птиц – до ровного счета не хватило лишь одного. В конце жизни исследователь просил сделать эпитафию на памятнике "Джон Гульд – человек-птица". Его сыновья, которые тоже стали орнитологами, так и поступили.