01.09.2009 | 12:53

Прошу оставить как есть. Андрей Платонов

Народный философ, создатель нового литературного языка и свидетель строительства нового мира, оставивший свои "показания" в удивительной метафорической прозе. Андрей Платонов занимает особое место в русской словесности ХХ века. Особая судьба сложилась и у его наследия. Признание "неблагонадежного" автора узаконено и обжалованию не подлежит. Впрочем, в России нет ни памятника Платонову, ни его музея, ни даже полного собрания сочинений. Сегодня отмечается 110 лет со дня рождения писателя. Однако и эта дата условна. 1 сентября – день его именин. Согласно метрикам, обнаруженным десять лет назад в воронежских архивах, родился Платонов 28 августа. О том, какие еще открытия готовит нам платоновский архив, рассказывают "Новости культуры".

Три молодых текстолога листают свежеизданную книгу "Архив Платонова". Подготовили ее под руководством Натальи Корниенко. У исследователей принято друг друга поддерживать. Уже три года в подвале Института мировой литературы они описывают платоновский архив. Их трудами рождается первое научное собрание сочинений Андрея Платонова. Вышли первый том и записные книжки, готов том второй, а всего в планах – двенадцать. На обложке – факсимиле: "Прошу оставить как есть. А.П". Так автор когда-то отвечал на цензуру, а сегодня это девиз платоноведов.

Редактор пишет: "Как по Евангелию". Другой пишет – "Исправить". Первый переписывает: "И сказал им евангельским слогом, потому что марксистского еще не знал".

1931 год, когда началась травля писателя, Платонов пережил чудом. "В 1931 году в Воронеже судили вредителей-мелиораторов. Все они ссылались на Платонова. Как его не посадили – непонятно", – замечает писатель Алексей Варламов.

Тогда писателя не только не посадили, но еще и двухкомнатную квартиру на Тверском бульваре дали. "Это заочное отделение Литературного института. Я здесь преподаю, в аудитории 32, а в 31 находилась квартира, где жил Андрей Платонов двадцать лет. То, что мы видим, не похоже на писательскую квартиру. Это обычная аудитория", – показывает Варламов.

Это единственное место в Москве, где мог бы появиться музей Андрея Платонова. Но его нет. Создать его не так просто, память о писателе трудная. Свой литературный дар он никогда не ставил во главу угла, при жизни на свою канонизацию не работал. "Он мир литературного быта не любил", – заверяет сотрудник Института мировой литературы имени Горького РАН Наталья Корниенко.

Сам себя Платонов называл человеком техническим. Губернский мелиоратор, инженер-конструктор, изобретатель электропилы и электровесов, советский Леонардо Да Винчи, литературой он занимался по ночам и в выходные. Писательскому обществу предпочитал работу и жизнь.

Революцию Платонов принял близко к сердцу. По этой причине он, как никто другой, смог выразить то, что произошло с Россией в 1920-е – 1930-е годы. Сегодня экспериментальный язык его прозы способствует развитию театра. В наследии писателя есть и пьесы, и киносценарии. Но Миндаугас Карбаускис, Дмитрий Крымов, Лев Додин и Сергей Женовач предпочитают ставить спектакли именно по его прозе.

"Платонова ставят думающие режиссеры. Идут за прозой и в новых выразительных формах, театральности", – замечает Сергей Женовач.

Когда 21 сентября Наталья Корниенко соберет платоноведов со всего мира на конференцию "Драматургия и театр Андрея Платонова", они увидят спектакли московских театров. Эти постановки лучше любых музеев и памятников характеризуют писателя, но, увы, полностью их не заменят.

Читайте также:
Андрей Платонов: "Слава – солнце мертвых"