07.09.2009 | 12:06

Андрей Ковальчук. Пластический режиссер

Скульптор Андрей Ковальчук сегодня принимает поздравления с 50-летием. Мастер, чьи работы находятся в крупнейших российских и зарубежных собраниях, легко творит в разных жанрах, но признание заслужил как автор монументальной мемориальной скульптуры. Критики даже называют Ковальчука "пластическим режиссером". Он встречает юбилей не только с солидным багажом почетных званий и наград, но и с массой новых проектов. Об особенностях своего метода он рассказал "Новостям культуры".

Андрей Ковальчук считает памятник Гоголю, ставший когда-то опальным, крупным явлением в русской скульптуре ХХ века. Успешный скульптор, лауреат Госпремии, в частности, "за создание значимых патриотических образов", он до сих пор восторгается творением Николая Андреева, которое сто лет назад интеллигенция назвала "непатриотичным".

"С этой стороны из-под накидки выходит его рука, которая дает ощущение беспокойства и тревоги. Пластически и пространственно очень интересно решено. Лаконизм решения одеяния подчеркивает силу и энергичность портрета", – поясняет Ковальчук.

На постаменте можно увидеть рельефы персонажей гоголевских произведений. "Этот рельеф очень интересно решен. Скульптор сделал не один план в рельефе, это многоплановое решение. Особенно в профиль здесь видно для неспециалиста, насколько разные объемы, и в то же время они уживаются друг с другом", – показывает мастер.

Когда Ковальчук сам начал работать над образом Гоголя, памятник Николая Андреева послужил для него эталоном. "Я понял, что одной композицией не обойтись. Тогда я создал и портрет, и композицию", – рассказывает скульптор.

В "Пробуждении" Гоголь – мятущийся мистик, который находится на грани сна и яви. В портрете Гоголь – пересмешник, иронически взирающий на наше поколение.

В мастерской Андрея Ковальчука можно увидеть его осуществленные и неосуществленные мечты. Если Гоголь и Толстой, выполненные в мелкой пластике, не покидают пределов студии, то монументальные памятники Бунину, Тютчеву и Пушкину установлены во многих городах России и за рубежом.

"Французский летчик одет в летный комбинезон. У него есть характерный для Франции шарф, который развевается на ветру", – замечает мастер.

Элегантность и аристократизм Ковальчук привносит даже в памятники, связанные со Второй мировой. Это видно и в композиции "Нормандия-Неман", что установлена в Лефортовском парке. Здесь нет привычной статики. Постамент – словно взлетная полоса. Летчики направляются вглубь сквера, и кажется, что все вокруг тоже летит и движется. "Советский летчик – достаточно типичное русское лицо, а француза я сделал с узким лицом: нос с горбинкой, усики", – говорит Ковальчук.

Работа над портретом для скульптора – дело особое. Если летчики – это просто типажи, то создание образа реального человека – труд кропотливый и долгий. Андрей Ковальчук сейчас заканчивает лепить памятник ученому, писателю и философу Александру Зиновьеву. Он будет установлен в Костроме.

"Надо сохранить лицо или более плотным, или навести элементы старости, но самое главное – это образ. Для образа ты увеличиваешь морщины, решение глаз бывает разное", – добавляет он.

Когда мастер берет в руки глину, он отключается от внешнего мира с его суетой. Три часа лепки, говорит Андрей Ковальчук, равносильны пребыванию в астрале или в полусне, из которого настоящий творец нередко черпает вдохновение.