08.09.2009 | 19:37

Последние дни Романовых в фотографиях

История последних тринадцати лет жизни царской семьи Романовых в фотографиях. В Государственном историческом музее открыта выставка снимков, которые сделал швейцарец Пьер Жильяр – учитель дочерей Николая Второго и наставник царевича Алексея. Он сопровождал Романовых во всех поездках, знал изнутри их семейный быт и привычки, а главное – искренне любил царскую семью и добровольно последовал за Романовыми в ссылку. Лишь чудом Жильяру удалось избежать смерти от рук большевиков. О коллекции из Музея фотографии Лозанны рассказывают "Новости культуры".

Даниэль Жирарден дал архиву Пьера Жильяра второе рождение. Вообще тема фотографий царской семьи была на пике ажиотажа в 1920-е годы, но потом интерес спал, и про уникальную коллекцию забыли.

"Я нашел негативы в архиве университета в Лозанне. Все представленные отпечатки сделаны по старой технологии, но есть и оригинал 1918 года. Вот этот снимок в Екатеринбурге. Николай Второй на балконе, но если не знать, то его не увидишь", – замечает главный куратор Музея фотографии в Лозанне Даниэль Жирарден.

В экспозиции представлен один из последних прижизненных снимков Николая Второго. Вообще Романовы очень любили фотографироваться. Воспитатель царских дочерей, а потом и наставник Алексея, Жильяр с камерой не расставался.

"Это Жильяр в кабинете в Ливадии. Он любил себя фотографировать. А вот уникальная фотография: Жильяр с царевичем сбежали от охраны, на машине поехали кататься. Подсадили мужиков. Жильяр все время таскал Алексея то в трактиры, то в больницы, то по улицам. Показывал жизнь", – рассказывает Даниэль Жирарден.

Жильяру Романовы полностью доверяли и не скрывали при нем эмоций. К примеру, снимок сделанный на Днепре в 1915 году, – абсолютная редкость. "Эта фотография очень личная и очень эмоциональная. Здесь отец и сын, а не царь и наследник", – продолжает Даниэль Жирарден.

Уже после Февральской революции, когда императорская семья жила в Царском селе на положении арестованных, был сделан еще один снимок. Дети чем-то переболели, их обрили наголо.

"Конечно, это была шутка. Но сегодня это выглядит как предсказание судьбы. Говорят, когда царица увидела фотографию, она заплакала", – говорит Жирарден.

Шестнадцать лет спустя совершенно неожиданно эта фотография стала вещественным доказательством в деле лже-Анастасии, а потом свидетельством стал еще один снимок сестры на Финском заливе.

"Жильяр настоял на экспертизе. Сравнивали рельеф черепа, ушей. Вообще на долю Жильяра выпало немало судебных тяжб. Вот еще один вещдок. Четырехбратский рудник", – показывает Даниэль Жирарден.

Вместе с комиссией Соколова Жильяр обследовал место предполагаемого убийства царской семьи. На тот момент в руднике тел не было.

"И все-таки вместе с Соколовым Жильяр обнаружил огромное количество всяких мелочей. Они нашли вот такие пуговицы, одежду, детали украшений, а значит, в шахте были люди", – добавляет он.

Жильяр до последнего не уезжал из Советской России. Собирал документы, свидетельства, снимки. Представленные в экспозиции сорок фотографий – вот то немногое, что уцелело.