10.09.2009 | 13:02

Николай Мартон отмечает 75-летие

Один из старейших актеров Александринского театра Николай Мартон сегодня принимает поздравления с юбилеем. Народному артисту России исполнилось 75-лет. Впервые он вышел на петербургскую сцену в шестидесятых. С тех пор сыграно более восьми десятков ролей, и каждая может послужить образцом высочайшей актерской культуры. А работы в "Ревизоре" Валерия Фокина и "Иванах" Андрея Могучего – яркий пример творческого долголетия. "Театр, – говорит Николай Мартон, – это мой способ". Рассказывают "Новости культуры".

Любимый сюжет романистов: крестьянский мальчик покоряет столичную сцену. Для Николая Мартона это был сценарий его собственной жизни. Война, голод, деревня. Ребенок на чердаке взахлеб читал уцелевшие томики Пушкина и Гоголя. Сначала про себя, затем вслух. Ему аплодировали и прочили карьеру артиста.

Глубокий бархатный голос и доскональная проработка образа. После первых же гастролей в Ленинграде в 1963 году молодого артиста из Симферополя приглашают в Академический театр имени Пушкина. Играть роль Альбера в "Скупом рыцаре" он вышел почти без репетиций. Ни один зритель не знал, чего это стоило Мартону.

"Полный театр народу, и я думал, что первая фраза может стать моей последней в этой жизни. Я был уверен, что упаду в обморок и даже ноги поставил пошире, чтобы удержаться", – вспоминает Николай Мартон.

Он удержался. Леонид Вивьен и Бруно Фрейндлих помогали молодому актеру развиваться. Всего через два года роль Сент-Экзюпери принесла ему громкую славу. Зрители шли именно на Мартона. Ради него режиссеры пускались на хитрости. Чтобы его высокий Наполеон казался ниже маршалов.

"То, что ты силен, что ты непобедим, что ты гений, что ты царь мира – вот это ощущение можно передать зрителю", – заверяет Мартон.

Почти сотня театральных ролей, одна ярче другой. А вот роман с кино не сложился. Глубоко посаженные глаза, нос с горбинкой – такая внешность советскому кинематографу не подходила. Николаю Мартону предлагали играть, в основном, отрицательных персонажей в небольших эпизодах. Но и эти роли Мартон умел сыграть исключительно ярко.

Вверх по винтовой лестнице, как по ступеням творческой карьеры. Внизу – гримерные начинающих артистов, наверху, в десятой гримерке, – только легенды Александринского театра. Там ждали своего выхода на сцену Толубеев, Черкасов, Горбачев. Мартон всегда настраивается в полной тишине, выверяя каждое слово и интонацию в роли, переписанной от руки.

Николай Мартон против официальных чествований, и в свой праздник он репетирует. Артист играет главные роли сразу в нескольких спектаклях: "Иваны", "Живой труп", "Садоводы", "Цари". Востребованность он считает главным подарком. И ему самому, и зрителям с трудом верится, что Мартону – 75. Недавно он сыграл двадцатилетнего юношу. Как всегда, с огоньком и достоверно. Ради роли он даже изучил, что такое Интернет и кто такие блогеры.