14.09.2009 | 19:35

Иван Максимов: "Все фильмы навеяны музыкой"

Престижными наградами известный режиссер-аниматор Иван Максимов не обделен. У него есть и берлинский "Золотой медведь", и московская "Ника", и еще немало других призов из Италии, Португалии, Китая, Швейцарии, Венгрии. Столичная галерея "На Солянке" предоставила любителям творчества Максимова редкую возможность не только детально рассмотреть кадры из его мультфильмов "Болеро", "Ветер вдоль берега", "Потоп", но и познакомиться с живописными работами художника. Рассказывают "Новости культуры".

Конспекты дипломированного физика-ядерщика Ивана Максимова еще в институте были сплошь усеяны всевозможными ненаучными персонажами. Окончательно он перешел в лирики в конце 1980-х.

"Все фильмы навеяны музыкой. В основном, все. Вот здесь музыка была придумана позднее идеи. Поскольку идея – бесконечное движение, то сразу вспоминается "Болеро" Равеля", – говорит он.

Фильм "Болеро" оценили в Берлине и дали Максимову заслуженного "Золотого медведя". С тех пор список наград разросся на целый лист. Максимов рисовал на музыку Баха, Пола Дезмонда и Дэйва Брубека, Крамера и Кузнецова.

"Это продолжение "Ветра вдоль берега". Про дождь. Ну, просто мне понравилась идея стихийных явлений", – поясняет Иван.

Если Максимов изображает стихию, совершенно точно не стоит ждать разрушений и крови. Его художественный мир полон нежности и наивности.

"Это человек, который глубоко копает, как бы проникает в человеческое бессознательное. Но это проникновение, во-первых, само по себе не агрессивно. Не вопреки, а очень исподволь, ласково", – замечает директор галереи "На Солянке" Борис Павлов

Когда Иван Максимов начал собирать для выставки свои живописные работы, оказалось, что все раздарены друзьям. Остался лишь Переславль Залесский а еще Фарос, Дахаб и еще три пейзажа.

Когда в 1990-х не было денег на анимацию, Максимов занялся карикатурой. Два с половиной года отработал в ежедневной газете. Творил в промышленных масштабах: набросок в час. Признается, что в таком темпе не потерял качества только потому, что знал, для кого рисует.

"Такой, как я. Мой клон. То есть я ориентируюсь на людей с таким же менталитетом", – добавляет Максимов.

Среди поклонников Максимова есть и любители психоделики, и неисправимые оптимисты. Мастер не против, ведь трактовка искусства –как спор между физиками и лириками.