29.06.2012 | 10:17

Испанский архитектор Сантьяго Калатрава представил в Петербурге выставку "В поисках движения"

Сантьяго Калатрава, испанский архитектор и скульптор, способный удивлять, впервые представил свое творчество в петербургском Эрмитаже. Безудержный и амбициозный – он придумывает сооружения, при взгляде на макеты которых уже захватывает дух. Творения архитектора, стиль которого называют «био-тек», можно увидеть в разных странах мира. В экспозиции «В поисках движения» представлены 150 самых необычных проектов Калатравы. Рассказывают «Новости культуры».

Глядя на выразительные творения, кажется, что это декорации к фантастическому фильму. Но в отличие от голливудских сценаристов и художников, Сантьяго Калатрава не просто фантазирует, а воплощает идеи в жизнь. Для этого – несколько дипломов – скульптора, архитектора, и, главное, инженера. Прежде чем приступить к строительству, Калатрава создает тысячи рисунков и несколько макетов. С ними он свободно экспериментирует, а, наигравшись у себя в мастерской, передает проект строителям.

«Когда вы смотрите на работы архитекторов и скульпторов, вы видите в каком- то смысле игрушки, – считает Сантьяго Калатрава. – Это серьезные игрушки, потому что зачастую по своим размерам они превышают 300 метров, но, тем не менее, это все равно игрушка, потому что она создана с радостью».

Источником вдохновения для Калатравы становится природа: в ней, как и в архитектуре испанца, нет прямых линий. Концертный зал в Тенерифе: здание напоминает белоснежную раковину, которую накрывает стометровая бетонная волна. Его мосты, как парящие птицы: висят в воздухе и даже двигаются.

Один из первых проектов испанского архитектора – яркий пример того, что даже производственные помещения в руках Калатравы превращаются в настоящее произведение искусства. Это вход на фабрику: открывающийся занавес защищает от дождя. По своей форме он напоминает улыбку.

Архитектура призвана поражать, считает Калатрава. Для этого зодчего важна не столько функциональность зданий, сколько их красота. В своей родной Валенсии архитектор возвел целый Город Искусств и Наук. Вот одно из зданий уникального комплекса – оперный театр – напоминает рыбу с открытым ртом. А небоскреб в Швеции называется «поворачивающийся торс».

«Наша выставка не имеет практического предназначения, – рассказывает директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. – Я лично люблю больше бумажную архитектуру куда больше, чем настоящую. В России строить очень трудно. Я думаю, что мы даем рецепт, как можно работать с иностранным архитектором. Если мы что-то придумаем с Калатравой, то это получится».

Калатрава много строит в Европе и Америке. В нашей стране сооружений Калатравы нет. Архитектор признается, что мечтает поработать в Петербурге. Но, по мнению экспертов, в России в ближайшее время вряд ли появятся творения испанца: наши заказчики пока не готовы к такой сложной архитектуре и таким амбициозным проектам.