29.06.2012 | 10:42

Сегодня исполняется 55 лет со дня рождения Романа Козака

Он верил, что театр – последнее настоящее искусство, а его самого называли последним романтиком. Сегодня исполнилось 55 лет со дня рождения режиссера, актера, худрука Театра имени Пушкина Романа Козака. Он не строил авторский театр, важнее для него было соавторство: прежде всего – с молодыми режиссерами, актерами. Не только самовыражаться, но и открывать талант других, находиться в постоянном творческом поиске – в этом видел свое призвание Роман Козак. Рассказывают «Новости культуры».

Работа в «Эмигрантах» Мрожека в театре-студии «Человек» – эту роль Романа Козака все, кто помнит, – сравнивают с яркой вспышкой. Ему пророчили карьеру большого актера, но он выбрал путь режиссера. Дебют – на грани фола: 86-й год, он ставит «Чинзано» Людмилы Петрушевской. Козаку всего 29, у его спектакля – оглушительный успех. Гастроли в США, Латинской Америке. За Романом Козаком теперь уже на всю жизнь закрепляется слава первооткрывателя, режиссера-полиглота.

«Книг было огромное количество в доме, бесконечные распечатки, какие-то бумаги, очень много драматургии, – вспоминает хореограф Алла Сигалова. – Читать, читать, читать – основная часть его жизни была устремлена на чтение и на открытие новых имен в литературе».

В 2001-м Роман Козак возглавляет театр Пушкина – с репутацией несчастливого театра, переживающего смутные времена. Козак начинает с репертуарной революции: ставит «Академию смеха» японца Коки Митани, потом «Самоубийцу» советского Николая Эрдмана, в 2005-м – «Косметику врага» по роману бельгийки Амели Нотомб. Двухчасовой диалог, рассчитанный на двух виртуозных актеров. Козак ничего не боится – после 12 лет перерыва сам выходит на сцену, играет в паре с Константином Райкиным.

«Спектакль был такой шокирующей откровенности, особенно по тем временам, – рассказывает Константин Райкин. – Особенно тогда для аудитории театра Пушкина. Там у него были бунты в зале иногда, и мы это слышали, ощущали на себе. Но это было все очень интересно. Это были такие бои».

Спектакль разделили на два театра, давали то в Пушкина, то в «Сатириконе». Пять лет – аншлагов. Амели Натомб признавалась – это лучшая постановка «Косметики врага», которую она видела.

Что творилось в театре Пушкина перед премьерами Козака – знали только участники его творческой лаборатории.

Это он вписал в репертуар театра Пушкина имена немки Ингрид Лаузунд, американца Айвона Менчелла, сербки Биляны Срблянович. Но в 2010-м – уже неизлечимо больным – обратился к классике. И успел: всего за три недели до ухода выпустил «Бешеные деньги». Говорил тогда: «Островский сегодня “остер” как никогда!».

«Все уже было в принципе ясно, – говорит актриса, ученица Романа Козака Александра Урсуляк. – И было очень тяжело, но это было так интересно, так пронзительно, я так ему благодарна за все».

Для своего театра он искал не просто новую драматургию, а ту, что похожа на жизненный слепок с повседневности. А главное – у Романа Козака был особый, лидерский дар – собирать вокруг себя команду.
«Этот человек был богат идеями, – отмечает Алла Сигалова. – Богат жизнью, богат энергией, богат юмором, богат друзьями. Как-то вот богат».

Сегодня его близкие, друзья и ученики будут вспоминать о нем в программе «Роману Козаку посвящается...», которая выйдет в эфир в 19.45. А сразу после нее смотрите телеверсию спектакля «Косметика врага».

Читайте также: 

Вспоминая Романа Козака…