18.09.2009 | 19:32

Японская версия "Дамы с камелиями" на сцене Большого театра

Классический балет в Японии – явление новое, почти экзотическое, но, тем не менее, уже получившее официальный статус и финансовую поддержку государства. Подтвердить успехи призваны первые гастроли Нового национального театра Токио в Москве. Опровергая поговорку о нелепости поездки в Тулу со своим самоваром, японские танцоры не побоялись выйти на сцену Большого театра. В эти минуты там дают премьеру спектакля "Дама с камелиями". Ввести новообращенных в круг высокого балетного искусства призваны Светлана Захарова и Денис Матвиенко. Звезды Большого и Маринки исполняют главные партии в японской интерпретации истории Маргариты Готье. Рассказывают "Новости культуры".

К трехдневным гастролям в Москве Новый национальный театр Токио подготовился основательно. Сцена Большого театра имеет покат, и у себя в репетиционном зале японцы сделали такой же угол наклона. На каждом костюме – бирка, на которой обозначены роль, имя исполнителя и номер акта. Костюмы главной героини можно увидеть еще и на фотографиях.

"Мы работаем с русскими костюмерами и не знаем общего языка. Эти картинки, как шпаргалки, помогают не перепутать платья", – поясняет костюмер Аои Йесимото.

Светлана Захарова и Денис Матвиенко в японской труппе давно стали своими. Приглашенные звезды перетанцевали весь классический репертуар. Именно на них хореограф Асами Маки поставила "Даму с камелиями" и не прогадала.

Костюмы шили в Милане. Из четырех платьев черное – самое любимое у Захаровой, и даже тяжелый шелк танцу не помеха.

Маргариту Готье в "Даме с камелиями" Светлана Захарова впервые станцевала в Токио два года назад. Обычно сдержанные японцы кричали "браво" и рыдали. "Дама с камелиями" Асами Маки не только выдержала сравнение, но и превзошла по накалу страстей европейские постановки Аштона и Ноймайера. "Иногда на сцене я чувствовала себя как в драматическом театре, хотя я танцевала. Много актерской игры и эмоций", – замечает Захарова.

В Москве, помимо русских звезд, главные партии станцует японский дуэт. Молодых танцовщиков Асами Маки ни на секунду не выпускает из поля зрения. Каждое движение показывает сама.

"Это моя вторая главная роль в жизни. Была Машенька в "Щелкунчике", но там другое настроение. Несчастную, трагическую любовь я танцую впервые", – признается солистка Нового национального театра Джюн Хоригучи.

Японский балет только начинает свою историю – ему от силы лет семьдесят. Новый национальный театр Токио первым получил государственный статус двенадцать лет назад. Каждый год артисты заключают контракт. Последние девять лет политику театра определяет Асами Маки. Она училась балету в Америке у русских педагогов. Влияние европейской культуры чувствуется во многих ее постановках, и "Дама с камелиями" не исключение.

"Мне очень хотелось сделать что-то масштабное специально на Светлану. В этом спектакле чувствуется влияние японской культуры, хотя танец выглядит европейским, и чувствуется, что балет поставила женщина. Он более мягкий – у мужчин все более жестко", – говорит постановщик.

Ацуко Тояма тридцать лет назад впервые была в Большом. "Лебединое озеро" до сих пор остается самым сильным впечатлением. Привезти труппу в Москву было самым большим ее желанием.

"Балет дает возможность вести взаимный культурный обмен с другими странами. Мы тоже хотели бы представлять свое искусство и развиваться. Если гастроли в Москве пройдут удачно, то это будет шанс для начала сотрудничества с Большим театром", – считает генеральный директор Нового национального театра Токио Ацуко Тояма.

У Светланы Захаровой есть всего пятьдесят секунд на переодевание. Вместо пышных платьев – невесомая рубашка. В финале Маргарита Готье умирает, но успевает простить невольное предательство Армана и его отца. Она останется в истории легендарной "Дамой с камелиями".