19.09.2009 | 22:17

В России сохраняется угроза "черных копателей"

На этой неделе вновь обсуждали тему сохранения исторического и культурного наследия страны! Достоянию республики наносится непоправимый урон. Это подтвердили обнародованы данные МВД об активизации "черных археологов". Грабительские раскопки они ведут с большим размахом. Наиболее уязвимы Юг и Центр, да и по всей России трудно найти регион, где бы они не оставили "черного" следа. Как следствие – на "черный рынок" выброшены россыпи скифских украшений, античных монет, древнерусских крестов-тельников из разграбленных курганов и поселений. Чем это грозит и как прекратить разгул вандалов на археологической вотчине? Рассказывают "Новости культуры".

История про "Волшебную лампу Алладина", с точки зрения современных исследователей, – пример расхищения гробницы. Багдадский вор при помощи колдуна проник в настоящую сокровищницу, и жизнь стала сказкой. Такая романтика с хорошим наваром прельщает кладоискателей и сегодня. Не является помехой даже закон, согласно которому человек с лопатой – правонарушитель, если он копает на территории памятника археологического наследия. Впрочем, эта земля далеко не всегда ограждена, и табличек чаще всего нет. Несколько ударов инструментом – и можно нанести урон культурному слою. Однако черных копателей это не смущает. В погоне за ценными артефактами они разрушают в год около тысячи археологических памятников.

"Никакие они не кладоискатели, это чистые вандалы. Это люди, у которых нет понятия о культуре, нет совести. И весь этот романтический флер, который они пытаются вокруг себя создать, не имеет ничего общего с реальностью. Это обычный вандализм", – утверждает сотрудник МВД Илья Рясной.

Одно из самых лакомых мест для копателей – столица. Но последние двадцать лет она защищена, утверждает главный археолог Москвы, профессор Александр Векслер. Все раскопки ведутся только легально.

"Московскую землю в старину называли кладистой. То есть это очень богатая, щедрая на клады земля. Нами было зачтено порядка более пятисот кладов исторических в Москве и на окраинах города", – замечает Векслер.

Крупнейший в истории Москвы клад был найден во время реконструкции Гостиного двора. 95,5 тысяч монет только русской чеканки, а еще талеры – монеты Западной Европы, ювелирные изделия, работы лучших мастеров Москвы, Лондона, Гамбурга.

Перед началом каждой московской стройки на ее территории проводят изыскания. Площадка строго охраняется, поэтому археологи получают весь нужный для исторического исследования материал, а музейные фонды – ценные экспонаты.

Гораздо хуже дела обстоят в регионах. Найти артефакты можно в любой части России: в лесах, полях, даже в тундре. Копатели мобильны и хорошо оснащены. Появление в начале 2000-х годов недорогих и мощных металлоискателей сыграло им на руку, а для защитников исторического наследия стало серьезной проблемой.

"Во многих странах пришли к тому, что возле каждого человека с лопатой полицейского не поставишь, но можно контролировать сбыт этих произведений. Чтобы контролировать сбыт, нужно изымать эти вещи из гражданского оборота", – считает сотрудник МВД Илья Рясной.

Пока оборот артефактов в России свободный. Законодательство в области сохранения культурного наследия, по признанию сотрудников МВД, несовершенно. Хотя эта проблема уже не первый год обсуждается на всех уровнях власти. На сегодняшний день в Интернете можно легко найти сайты и форумы "черных копателей", где они делятся опытом, хвастаются находками, иногда затрагивают вопросы совести. А еще известны адреса клубов кладоискателей, где продают оборудование и учат эффективному поиску артефактов.

Больше всего копателей интересуют монеты, по которым историки могли бы датировать целый культурный слой. Пока привлечь "черных археологов" к ответу можно, только поймав их на месте раскопок и доказав, что именно они рыли землю.