22.09.2009 | 19:36

Искусство "поколения Z" – выставка в столице

Поэт Алексей Гастев, изобретатель Евгений Шолпо, композитор Арсений Аврамов, инженер Лев Термен – экспериментаторы, работавшие в двадцатые – тридцатые годы прошлого века на стыке разных областей знания. Их теперь называют "поколением, потерянным для следующих поколений", или "поколением Z". Они любили эту букву, напоминающую молнию, и часто ставили ее на своих афишах и манифестах. Документы и свидетельства, связанные с творчеством этих ярких людей, исследователь Андрей Смирнов собирал по крупицам и теперь представил их на выставке в Москве. Рассказывают "Новости культуры".

Андрей Смирнов, работая с искусством "поколения Z", продолжил известную формулу-афоризм: рукописи не горят, а если даже и горят, то не до конца. Чтобы доказать это, ему не пришлось далеко ходить. Главное – знать, с чего начать. Начал с поэта Алексея Гастева.

"Гастев – поэт, пролетарский поэт. Когда-то его считали, чуть ли не Овидием. В начале 1920-х годов он создал институт, который назвали Институт труда. Он рассматривал Институт как пик своей карьеры", – поясняет автор выставки Андрей Смирнов.

На этом пике Гастев успел написать несколько мантр для курсантов Института, поработать со стахановцами, чтобы улучшить их стахановскую результативность, открыть Проекционный театр, где студенты тренировали не только тело, но и эмоции, и стать главным поставщиком артистов для фильма Дзиги Вертова "Симфония Донбасса". Методично и в такт курсанты Института, повторяя мантры Гастева, делают тяжелую работу. Подтверждая мысль поэта-энтузиаста: в здоровом теле – здоровый дух. Точнее, так: там, где тело совершенно, нет пределов духовному развитию. Советская власть с трудовой поэзией Гастева не согласилась, и поэт был расстрелян. Ученик Гастева – ученый Николай Бернштейн – продолжил разработку методики тренировок здорового тела.

"Очень многие творческие люди как-то вдруг осознали: все эти сокровища науки имеют прямое отношение к искусству, а искусство – к науке", – замечает Андрей Смирнов.

Главным экспериментатором того времени был инженер Лев Термен. Приглашенный Лениным агитировать за электрификацию всей страны, отсидевший в лагерях, работавший над проблемами бессмертия и завещавший похоронить себя в вечной мерзлоте, пока не откроют методику оживления людей, Термен создал терменвокс. При игре на нем звуки извлекались легким движением рук. Другой инструмент, признанный самым экспериментальным для того времени, – вариофон. Его изобрел Евгений Шолпо, который назвал свое детище "врагом музыки".

"Вариофон – инструмент для композитора. Композитор садится за инструмент и создает абсолютно синтетическую фонограмму", – рассказывает Андрей Смирнов.

Вариофон стал прообразом электронных музыкальных инструментов, которые появились лишь полвека спустя в Европе. Впрочем, Страна Советов в авангарде была недолго. Механизм гибели утопии был запущен, и даже безобидное новаторство некоего парторга, предлагавшего сделать 23-струнную гитару, на корню загубил бездушный товарищ Воскобойников. "Поколение Z", как молния, сверкнуло резко и ярко. Но увидеть эту вспышку нам еще только предстоит.