25.09.2009 | 12:52

Солисты Театра имени Станиславского будут петь на французском

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко решили обратиться к зрителю на французском! Сегодня труппа открывает новый сезон премьерой. Опера Жюля Массне "Вертер" будет исполняться на языке оригинала. Музыкальная драма, впервые поставленная в 1892 году, не всегда была "фавориткой" оперной сцены. Специалисты объясняют это прежде всего тем, что в сочинении Массне заложены высокие требования к вокалистам. О том, как с этой задачей справились в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, рассказывают "Новости культуры".

Музыкальная история о трагической любви Вертера и Шарлотты – произведение с непростой партитурой. Неслучайно эту оперу Массне по сюжету Гете многие стараются обходить за версту, а Феликс Коробов поставил французскую оперу без купюр.

"Хотя у Массне примерно за десять минут до конца стоит пометка, что оперу можно закончить и здесь – по желанию, мы играем полный вариант", – замечает дирижер-постановщик Феликс Коробов.

Не экспериментальным путем, а надежной тропой классики – таков вектор, заданный для этого спектакля. Приглашенный режиссер Михаил Бычков не раз номинировался на "Золотую маску". Он специалист в области театра драматического, и в музыкальном, признается, немного робеет. Поэтому заявлять о своих реформаторских решениях в оперной постановке режиссер не спешит.

"Чтобы говорить о новациях, нужно быть с какой-то биографией в этом жанре, а я неофит. Я для себя только примериваюсь, пробую", – говорит Бычков.

Для солистки Ларисы Андреевой главная роль в опере "Вертер" тоже станет новым опытом. Разучивая на французском партию Шарлотты, она тщательно проштудировала материал. "Эта постановка не похожа ни на какие другие. Очень интересная и, несмотря на традиционные костюмы, очень новаторская", – заверяет исполнительница.

Романтик и мечтатель, которому чужды подвиги Дон-Кихота. Благородный герой, но не рыцарь. Работая над ролью несчастного влюбленного Вертера, солист Сергей Балашов решил опираться на образы героев русской классики. Выбрал Пьера Безухова. "Пьер Безухов, наверное, не борец, поэтому сильно и глубоко страдает", – полагает солист.

От откровенных провокаций, призванных разбудить ураган чувств в душах зрителей, до их призрачных надежд, которым не суждено оправдаться. Таков спектр эмоций в этой опере – истории о гибели иллюзий и любви.