28.09.2009 | 14:00

Марчелло Мастроянни. Истинный чеховский герой

"Я предал идеалы своих родителей, так и не выбрав приличную профессию. Но в актерстве я видел только способ заработать деньги". Эти слова принадлежат человеку, чье имя стало символом итальянского кино, – Марчелло Мастроянни. Позже гениальный актер изменил отношение к своему ремеслу, назвав артиста "человеком, которому тесно в собственной шкуре". Сам он прожил на экране сотни чужих жизней. Сегодня исполняется 85 лет со дня рождения Марчелло Мастроянни. Рассказывают "Новости культуры".

Мастроянни говорил, что только в 72 начал понимать, как коротка жизнь. Он уже серьезно болел, но одновременно в своих интервью признавался, что не намерен ни бросать курить, ни менять своего ироничного отношения к жизни. Так, будучи архитектором по образованию, он засыпал своими идеями окружающих. Например, предлагал заасфальтировать Тибр, чтобы решить транспортную проблему. Все свои дома и квартиры он перестраивал сам.

"От него оставалось ощущение бродяги. У него толком, мне кажется, не было дома. Он всегда ходил с портфелем, где у него были какие-то книжки, сценарии, зубная щетка и бритвенный прибор. Он никогда не знал, где проснется", – говорит режиссер Карен Шахназаров.

Мастрояни называли "самым очаровательным соблазнителем" и "любовником номер один в Европе". Он был и итальянским плейбоем, л и мучительно ищущим интеллигентом, и клоуном, и даже беременным мужчиной. Сорок лет в кино, шестьдесят фильмов. Работа с Висконти и Антониони, Феллини и Витторио де Сика, Олтманом и Михалковым. Все режиссеры, как один, отмечали невероятную трудоспособность Марчелло и умение сыграть любую роль.

"Не только глубокие психологические роли, как это было у Валерия Дзурлини в "Семейных хрониках" или у Феллини с ориентацией на собственный автопортрет, или у Висконти с перевоплощением в других героев, в другую личину, а именно внешне. Такая перелицовка – это было свойство Мастроянни", – поясняет киновед Валерий Босенко.

Образ русского интеллигента – человека, обязанного быть добрым, терпимым и всепрощающим, – был особенно близок актеру. Когда Мастроянни получал премию в Каннах за роль в фильме "Очи черные", он с удовольствием называл себя истинным чеховским героем. Он буквально заболел Россией и искал возможности здесь работать. Никита Михалков приглашал его на роль в "Сибирском цирюльнике", а Карен Шахназаров был готов снимать с Мастрояни "Палату №6". Но не случилось. Он многое не успел. После его смерти в 1997 году спутница жизни Мастрояни – Анна-Мария Тото – показала в Каннах свой документальный фильм об актере, который она сняла в последние месяцы жизни Мастрояни. В этой картине он так и остался жизнелюбивым и остроумным.

Читайте также:
Марчелло Мастроянни. Не актерство, а игра