01.10.2009 | 11:00

Русская классика на Биеннале современного искусства

Проекты Третьей Московской биеннале современного искусства, размещенные в залах Литературного музея, объединяет одна тема. Авторы всех экспозиций исследуют взаимоотношения слова и изображения на примерах хрестоматийных произведений русской литературы. В проектах – индивидуальных и коллективных – задействована классика: поэма Гоголя "Мертвые души", роман Чернышевского "Что делать" и русские частушки. Рассказывают "Новости культуры".

Душ, душа, душонка, души – художники придумывают собственные истории, не похожие на чичиковскую. Причем, их надо не читать, а просто рассматривать. Иногда можно стать соучастником проекта. Например, если сесть на диван к задремавшему Мишке, то его душа начинает парить. Иную историю даже не нужно придумывать. Она рождается сама собой. Куратор Вера Погодина позвонила Виктору Скерсису в Америку и попросила придумать собственную трактовку поэмы "Мертвые души". "Он говорит: "Я не понял, какие-такие уши?", и нарисовал уши. Это такая ирония", – рассказывает Вера.

Мария Константинова обыграла выражение "Отбросить коньки", и это получилось у нее совсем не страшно.

Гор Чахал подошел к теме философски. Он постарался воспроизвести второй том сгоревших "Мертвых душ" и разгадать замысел Гоголя. "Как будто эти слова просто высвечиваются из этого горящего тома. Они как будто переходят в другую субстанцию. И сделано это по принципу обратной перспективы, как в иконописи. Тут еще своя мифология, внутри самой работы", – поясняет Вера Погодина.

Пока одни художники пытаются показать душу леса, животных, птиц, другие изображают следы деятельности человека: перегоревшие лампочки, старые стельки, радиодетали. Кто-то делится душевными переживаниями, а кто-то пытается принять душ. "Сергей Шутов сделал "мертвый душ", даже с мертвой водой. Вот здесь вода уже превратилась в другую субстанцию", – показывает куратор выставки.

Аннушка Броше решила высказаться на тему глобального вопроса: "Что делать?", поставленного когда-то Чернышевским. Она создала инсталляцию "Сны Веры Павловны". Три стола, заставленные посудой, передают различные состояния главной героини, символизируют переход от хаоса к порядку. К тому же, чаепитие – это, пожалуй, единственная слабость, которую позволяет себе Вера Павловна. На первом столе зрители видят довольно странные чайники и чашки. "Все свойства вещей и все свойства жизни извращены. То есть два носика у предметов, у них перевнрнуты ручки", – рассказывает Аннушка Броше.

Художницу Марию Арендт вдохновляют частушки. Ее проект называется "Шито-крыто". "Мне показалось, что первая часть частушки – это что-то напоминающее японское хокку, что-то классическое, невинное и изящное. А дальше – все остальное – сюжет остается за кадром", – поясняет она.

И все-таки одну частушку художница процитировала. "Привезли в семью клеенку в красную горошинку. Отвяжися все плохое, привяжись хорошее".

Все материалы о биеннале>>>